Максим Терлецкий, Екатерина Замятина, Наталья Чиликина
Максим Терлецкий, Екатерина Замятина, Наталья Чиликина

“Возмутитель спокойствия” — эксклюзивный спектакль, который мог родиться только в Челябинске. Идею поставить инсценировку двух книг о Ходже Насреддине режиссеру Владимиру Оренову подсказал… верблюд. 

“Я приехал из Москвы на машине и увидел Его. Затем мы встречались на каждой улице, на каждом перекрестке, в каждом магазине сувениров. Я подумал, что сошел с ума, но когда я встретился с Ним в городской администрации… Это какая-то тайна — в уральском городе — везде верблюды…”

Алексей Согрин, Марина Кирсанова

Ни в одном театре мира “Ходжа Насреддин” не идет. Наша задача — поставить весело, но без идиотских стилизаций и притворств. Можно играть в Восток, но не изображать его. Мы делаем такую попытку первыми, чем бы она ни обернулась. У нас звучат живые инструменты. Из Узбекистана прибыли трехметровые медные трубы ручной работы, сделанные при ташкентской консерватории. 

В создании этого спектакля нам очень помогает узбекское землячество в Челябинске. Они научили наших актеров играть на дойрах, варить плов, печь лепешки и жарить шашлыки. 

Все восточные лакомства можно было попробовать на премьере.

Максим Терлецкий

История двух книг о Ходже Насреддине по-своему удивительна. 

В 1940 году петербуржец Леонид Соловьев издает первую часть дилогии “Возмутитель спокойствия”. Действие происходило в древние времена на Востоке, но аналогия со сталинской эпохой угадывалась абсолютно четко. Расстрелять Соловьева не успели: началась война. 

Всю Великую Отечественную писатель прошел солдатом. В 1944-м году в землянке он произнес роковую фразу: “Усатый не отдаст Жукову славу Победы”. Прямо с фронта Соловьев был отправлен на 9 лет в лагерь. 

Там писалась вторая  повесть о Насреддине “Очарованный принц”. 

На сегодня обе повести переведены на все языки мира, неоднократно издавались миллионными тиражами. Соловьев очень популярен на Востоке, это единственный человек, сумевший написать о другом мире так, что тот влюбился в него. 

Узбекские кинематографисты и писатели ухаживают за могилой автора бессмертной книги в Петербурге.

Алексей Согрин, Наталья Антонова, Максим Терлецкий
Алексей Согрин, Наталья Антонова, Максим Терлецкий

“Возмутитель спокойствия” — череда перевоплощений, происходящая с молниеносной быстротой. 

Екатерина Колмагорова выходит в образе прекрасной Гюльджан, а через минуту она — верный ишак Насреддина. 

В конце первого акта Ольга Телякова надевает на себя мешок, а в начале второго является зрителю в полупрозрачном восточном костюме. 

У роли Ходжи Насреддина шесть исполнителей! 

Раскрывать многогранность натуры благородного хитреца будут как мэтры сцены Ольга Телякова и Андрей Гаврилюк, так и молодые актеры Вячеслав Косарев, Максим Терлецкий, Александр Черепанов, Лилия Замятина.

Екатерина Колмагорова, Марина Кирсанова, Рената Хазиахметова, Анастасия Латкина, Наталья Чиликина
Екатерина Колмагорова, Марина Кирсанова, Рената Хазиахметова, Анастасия Латкина, Наталья Чиликина

Даже тем, кто никогда не бывал в ТЮЗе, вдруг стало интересно туда прийти. Еще бы: за десять дней до премьеры артисты ТЮЗа устраивали пятиминутные представления прямо на площади Революции. Челябинцы высовывались из окон своих авто, чтобы увидеть наложниц гарема в шикарных восточных костюмах. Открылся новый талант актрис ТЮЗа: они очень пластичны и хорошо танцуют. 

Раскрыться им помогли лауреат “Золотой маски” Ольга Пона и ее воспитанница Маша Грейф.