+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Александр Анатольевич Воробьев вот уже 8 лет руководит строительной компанией «Метчелстрой». Два года возглавляет Союз строителей Челябинска.  9 июня этого года он выбран президентом Саморегулируемой организации строителей. На вопрос «Как вам удается все это совмещать?» он скромно отвечает: «Не без труда, но я справляюсь».

– Александр Анатольевич, вашему предприятию исполняется 15 лет. За это время чего только в нашей стране ни происходило, на вашей памяти не одна экономически сложная ситуация (не будем употреблять слово «кризис»). Безусловно, ситуация, в которой мы находимся последние два года, задела и подкосила всех. Какие шаги вы предпринимали, чтобы удержать предприятие?
– Оценив степень падения рынка, мы были вынуждены сократить объемы работ в четыре раза. Два объекта пришлось законсервировать в стадии нулевого цикла, и сегодня мы до сих пор не возобновляем там работы. В сентябре 2008 года снизили цены на 25 процентов. Причем, привели в соответствие с новой ценой даже тех дольщиков, которые заключили договор раньше, то есть по более высокой цене. Но, тем не менее, как и многие другие застройщики, мы попали в ситуацию, когда нужно было производить возврат серьезных денежных средств, потому что у многих наших дольщиков ухудшилось материальное положение, и они были вынуждены отказаться от приобретения квартиры. Были и экзотические случаи, когда покупатели говорили, что по всей стране цены растут, а вы снижаете, значит, что-то у вас не так, мы вам больше не верим и забираем деньги. Такие случаи, конечно, единичны, но как не удивительно, они были.

– У многих компаний были обязательства перед банками, которые они оказались не в состоянии выполнять. Пришлось ли вам столкнуться с такой проблемой?
– У нас был очень небольшой объем кредитов. Поэтому этот груз на нас не давил. Те строительные компании, у которых объем кредитных средств был велик, столкнулись с очень большими проблемами. Но к чести челябинских застройщиков, большинству удалось их решить.

– Почему в 2006-2007, когда рынок был на подъеме и запас покупательского спроса был велик, у вас не возникло желания взять кредиты?
– Наверное, по причине дороговизны кредитов, а также собственной природной осторожности. Строительство жилья – бизнес, где очень много неизвестных, которые невозможно просчитать наперед. Мы постоянно ведем учет, анализируем, как идут продажи. Но все происходит совершенно неравномерно. Например, если посмотреть по документам, в марте 2007 года было заключено 45 договоров, в марте 2006 года – всего 5, в марте 2005 – 30. Вот такой разброс, поэтому прогнозировать что-либо достаточно сложно.

– Изменился ли объем строительства за последние два года?
– Нет, не изменился. Мы строим по-прежнему гораздо меньше, чем раньше. Ровно столько, сколько рынок готов потребить. Рынок изменился очень сильно по объему спроса и предложения – предложения тают с каждым днем, а новых строительных площадок открывается крайне мало.

– Все ли застройщики разделяют вашу позицию по снижению объемов строительства?
– Это наиболее понятная и логичная позиция в настоящее время, но не единственная. Например, предприятие «Челябинскгражданстрой» пошло по другому пути: они не снижают объем работ и даже пытаются их наращивать, но они круто снизили цены на квадратный метр. Если, мы, например, сократили на 25 процентов, то они, наверное, процентов на 40. Количество потенциальных покупателей у них резко увеличилось. Причем, не только за счет физических лиц, но и за счет федерального бюджета, который реализует программы по приобретению жилья для военнослужащих, уволенных в запас, а также Фонда реформирования ЖКХ для переселения из ветхоаварийного жилья.

– За счет чего возможно такое снижение?
– У них собственная база стройиндустрии – завод панельного домостроения в Миассе. За счет этого у них есть возможность пойти на такое резкое снижение цены.

– Сложившаяся экономическая ситуация обнажила степень доверия покупателей к предприятиям?
– Безусловно. Нашему предприятию уже 15 лет. Для строительной компании это немаленький срок. И уровень доверия к нашей компании, по крайней мере, в Металлургическом районе, я оцениваю как высокий. Есть люди, которые приобретают у нас квартиры и в третий, и в четвертый раз. Жизнь идет, семья становится больше, возникает необходимость расширяться. К слову сказать, на сегодняшний день у нас нет ни одного судебного разбирательства. Все вопросы, которые иногда возникают, мы решаем спокойно и мирно. Тьфу-тьфу-тьфу.

– Вы уже два года являетесь руководителем Союза строителей Челябинска. Какие возможности он открывает?
– Возможность в Союзе одна – выработка коллективного мнения строителей. А коллективный разум всегда мудрее и умнее самого гениального и блестящего, но одного.

У нас появилась возможность решать проблемы на более высоком уровне и быть услышанными. Поэтому нам многое уже удалось сделать.

Например, мы достойно поборолись с энергодателями («Фортум») осенью прошлого года. Они хотели повысить тариф на 60 процентов. Нам удалось убедить депутатов городской Думы увеличить только на 20. Получилось вдвое умерить аппетиты МУП ПОВВ – уменьшить стоимость подключения с 80 процентов до 40.

Всякую ситуацию, решив однажды, нельзя пускать на самотек. Надо просматривать и, если нужно, вовремя вмешиваться, чтобы выправить ее. Для Союза строителей это не сложно, так как члены Союза – сами строители. И владеют информацией, что называется, из первых уст. И самое главное, что сегодня застройщики обращаются к нам, чувствуя, что мы работаем и что можно что-то изменить.

– Вы, как руководитель компании, застали и кризис 1998 года. Когда, вам кажется, было сложнее?
– Все познается в сравнении. В самом начале этого кризиса мы вспоминали и говорили, что были времена и похуже. Сейчас я скажу, что хуже, пожалуй, не было. Мне кажется, в 98-м году было проще в том плане, что рынок не менялся так быстро. Он, какой был до кризиса, такой и остался. Исчезли деньги, но ресурсы и эквиваленты деньгам никуда не делись – предприятия работали, выдавали заработную плату чайниками, гвоздями, кто что производил. Все тогда работали по взаимозачету – у одного один товар, у второго – другой, все это собиралось, аккумулировалось и в итоге получалось здание. Мы тогда квартирами рассчитывались за строительные материалы.

А в нынешней ситуации мы, как разогнавшийся автомобиль, со всего маху врезались в стену. Сейчас эмоционально сложнее, потому что к хорошему быстро привыкаешь. Но мы работаем, а работа – это всегда преодоление проблем.

– Какими проектами на сегодняшний день вы занимаетесь?
– Сейчас мы строим только в Металлургическом районе. Также я возлагаю надежды на развитие поселка в Рощино – у нас есть там довольно большой объем земельных участков. Это спальный район для металлургического района: северо-западное расположение, шикарная роза ветров, чистый воздух, 7-8 минут езды до города, хорошие дороги, никаких пробок, два варианта проезда – по Свердловскому тракту или через Каштак. Мы планировали начать там работы уже давно, но стагнация на рынке нас останавливала. Потихоньку, не спеша мы начинаем там работы. И в следующем году первый дом уже будет сдан.

Приходит понимание, что ничего мы не переждем. И если не будем шевелиться, не будем работать, нам никто ничем не поможет. Создавать что-то всегда сложно. Невозможно построить дом или сделать шоколадку без борьбы. Если хочешь заниматься бизнесом, то должен понимать, что этому должна быть посвящена вся жизнь. А препятствия только стимулируют прилагать еще большие усилия для достижения результата. Никаких – отлежаться, отсидеться, переждать – это пассивная позиция. Остаются только сильнейшие. 

shares