Май. За пыльной вьюгой – снег и молочная зелень. Кружево цветущих яблонь и кучерявость сирени. Краски жизни буйствуют.

А лацканы габардиновых жакетов дополняют Георгиевские ленточки. Красавицы обнажают колени, и блестит охотой декольте.

Юбка в клетку – не кокетка. А у узора есть своя идеология цвета и гендерная основа. Вооружаясь, любой становится защитником на страже личной Победы. Загадка и кокетство реалий. Каждый берет своё, но и отдает своё. Пластинка бытия крутится, и иногда иголочка патефона заедает на словах «что было – не прошло».

   (© 2021 МИССИЯ )

А я вот задумалась, от чего растет женское кокетство? Можно сказать, от ушей. Но природа его какова, и зачем женщине это оружие? Защищаться?! Вводить в заблуждение окружающий мир, таким образом, разрушая гармонию на стройке замков на песке? Одна моя знакомая кокетливо однажды рассказывала судьбу своей подруги юности! Как мужчины обращали внимание на неё, и ей было не понятно: почему красавица не она, но внимание к ней прилипает, как муха на мёд. С годами обида и зависть изрядно это кокетство поистрепали.

И вскоре осталась обычная и банальная досада: и надо же, разменяли пятый десяток лет, а внимание не усыхает, не иссякает и по-прежнему, как в юности, фонтанирует!!! Разумеется, особенно впечатляюще выглядит небо в алмазах, если его рассматривать через розовые очки. Но, снимая их, смотрю на эти перипетии, и думаю уверенно: какое пошлое мещанство! И есть ли тут загадочность вообще? Наверное, нет. Ведь когда тайное становится явным, оно сразу перестает быть интересным. Кому-то кокетство стоит злобных женских нервов, а кому-то – всей жизни.

Я помню, как моя бабушка в детстве рассказывала мне о войне. Когда немцы оккупировали их местечко, ей было всего-то 16. Впереди была мечта – мединститут, жизнь манила радужными перспективами, но им не суждено было статься. Красивая красная блузка из нейлона чуть не оборвала вообще возможность видеть белый свет. Немец на мотоцикле, каких часто показывает кинематограф, резко тормознул возле советской девушки:

– «комZомол?»

– нет…нет…просто модничаю…

Ей пришлось сесть в коляску того мотоцикла, и привезти его в дом к своей бабушке Домке. Немецкого офицера из страху, но гостеприимства ради, накормили. И тому понравилось. И он не был неблагодарным. Подарил девушке в красной блузке парфюмерный набор. Шутка ли?! Отродясь в украинском селе такой роскоши никто и не видал. А тут мыло с запахом, духи и помада!!!

Моя бабушка зарыла этот чудо-подарок в огороде у реки. Война бы всё равно когда-нибудь закончилась, а быть Женщиной – никто не отменял. Кокетливые мечты наутро сменили страх, ужас и паника. Сначала она проснулась от какой-то непонятной возни… Всё делали молча, и только незнакомое слово: «schneller» передавало даже на расстоянии тревогу и предчувствие бесконечного горя. А к вечеру у реки была слышна автоматная очередь. На том месте, где были спрятаны духи, мыло и помада, евреи своими руками рыли себе общую могилу. Матери закрывали своих детей телами, падали раненные ниц, чтобы сохранить ЖИЗНЬ. Зрелище из окна – не кадры черно-белой хроники. Уже не вспоминался подарок немецкого офицера. Уже был виден конвой: солдаты фашистской армии несли караул, чтобы оставшиеся в живых заживо умирали в этой могиле. А эта могила потом ещё долгое время ходила ходуном. Все женское желание стать Душечкой-кокеткой пропало и растворилось в воздухе со слезами и трагедиями.

Да, кокетство – это однозначно вид холодного женского оружия. Сами женщины пользуются им в особо пикантных случаях. И тогда суета, при первой же возможности, так и норовит обернуться паникой. Кокетство тем и коварно, что цветочки на блузочке – признак женского гедонизма, погоня за удовольствием, а за милой улыбкой часто скрывается кинжал. А внешнее благообразие – не всегда порядочная натура. Кокетничаешь с мужчиной, вот тебе защита от грубости и насилия. Кокетничая с женщиной, выясняешь, насколько она тебе соперница. И стоит только поддаться чарам, останешься, как Самсон, без волос. Но еще более отвратительно кокетство мужское. Когда тебе в глаза «целуют ручки», а, отвернувшись, тут же расставляют капканы. Страх женщины и страх мужчины – вещи не равновесные. Но только самый последний мужчина пойдет войной на женщину. И самая последняя женщина не простит никому кокетства. Маски и лицемерие – суть и основа мирной жизни, которые превращают её в пустословную борьбу. Дорога к самопознанию проложена сквозь топи самолюбия, дебри хвастовства и леса кокетства. Беспредельность как порок души. И кто включит табло «остановка по требованию»???

За пыльной вьюгой – снег и молочная зелень. Кружево цветущих яблонь и кучерявость сирени. Принимая кокетство, я иду тропой войны.