Кирилл Матвеев

Созидающее чувство

БИЗНЕС: Персона
Текст: Любовь Усова
Фото: Игорь Филонов
Комендант офисного здания часового завода на фамилию Матвеев отреагировал по-военному чётко: «Кирилл Валерьевич? Белое мраморное крыльцо, железная дверь». И правда – крыльцо и дверь в наличии, но никаких табличек.

«А что табличку внизу не повесили?»  — спросила уже на прощание. «Какую именно?»  — уточнил. Дело в том, что Кирилл Валерьевич Матвеев ведёт очень бурную общественную жизнь, где помимо многопрофильного бизнеса есть Фонд развития города, депутатство, советы при УМВД и прокуратуре.

Человек под два метра ростом смотрел прямо. Протянул руку, здороваясь. Помог снять пальто, предложил чай-кофе. Сам пил воду. «И мне воды, пожалуйста». Вода, говорят, взаимопониманию способствует. Оно и возникло. Собеседник оказался человеком широко мыслящим, владеющим информацией, которой легко оперирует, тут же делает выводы и предлагает выходы, изобретая их на ходу. Причём было заметно, что все темы им выстраданы, приняты к сердцу и находятся в сфере его пристального внимания и деятельности. В разговоре Кирилл Валерьевич легко перемещался с Совета Федерации в Москве на сессии Челябинской городской Думы и тут же переключался на набережную в Ленинском районе. Вдруг оказалось, что мы говорим уже о центральной набережной Челябинска с её сложной историей, которую он, разумеется, отлично знает. А спустя миг отдаёт дань уважения ЧТПЗ, РМК и их делам благотворительным. С гигантов промышленности переходит на тему городской экологии. Изрекает тонко преобразованную для современности идею «стакана молока» за вредность, которое раньше выдавали рабочим на вредных производствах, а сегодня предприятия могут предложить жителям города, помогая городским властям решать проблемы городской среды. Причём не стихийно, а системно, с учётом знаний управляющими структурами узких мест городского хозяйства. И опять смена темы: построили широкие дороги  — хорошо, а где ходить пешеходам? Матвеев сам имеет давнюю привычку ходить пешком, но даже в центре, несмотря на изменения в последнее время, есть проблемы. «Проблемы городской среды копились не один год, многое делается, но ещё больше предстоит сделать, — считает Кирилл Валерьевич. — Надо навёрстывать упущенное в комплексе с возрастающим общественным запросом. Жители с каждым годом становятся более требовательными. И это закономерно. Современные, качественные и удобные общественные пространства определяют наше настроение». Задумался. И неожиданно прозвучавший вывод: «Сейчас людям нужны не просто жилые метры, люди хотят жить в комфорте. Им нужна атмосфера». Он видит город как организм, будто сверху и насквозь, и все связи и цепочки для него очевидны.

Время непостижимым образом исчезло. Кабинет моего визави наполнился образами, картинки, меняясь, уходили в прошлое. Беседа про благоустройство плавно перетекла в воспоминания о Челябинске времён его детства, конца восьмидесятых.

Кирилл занимался футболом с первого по одиннадцатый класс. Ежедневный маршрут был один и тот же — дом, школа, стадион. Он жил на Северо-Западе, на улице 40 лет Победы, оттуда ездил на стадион «Калибр» в детско-юношескую школу олимпийского резерва. В конце 80‑х движение через плотину ещё не было пущено, и чтобы добраться с Северо-Запада в центр, надо было дойти ножками до конечной остановки троллейбуса на улице Молдавской. На 12‑м троллейбусе проехать через весь город до рынка на Доватора. Пересесть на 23‑й автобус и через три остановки выйти на «Калибре». Или пройтись по Худякова пешком, что спортивному подростку казалось лёгким и приятным делом. Годами позже появился 38‑й автобус, эти популярные «гармошки», спасавшие челябинцев от транспортного коллапса долгие годы, и можно уже было ездить на тренировки без пересадки. А когда пустили движение через плотину, и вовсе стало легко и быстро добираться до стадиона. Пока народ не обзавёлся массово личным автотранспортом, но это было позже, в 2000‑х, а пока…

Спорт задал Кириллу темп жизни: утром с баулом через плечо парень спешил на тренировку, после — быстрее-быстрее, чтобы не опоздать на уроки в школу во вторую смену. Потом надо сделать уроки, чтобы успеть ещё погулять. А чем занимаются юные спортсмены на прогулке? Правильно — играют в футбол. Раньше детей не контролировали: ключ на шею повесил и — во двор на полдня или весь вечер, смотря в какую смену уроки в школе. Вспоминая своё детство, Кирилл Матвеев рассуждает: «Мне жалко нынешних детей, в том числе и своих. Это поколение он-лайн. Их воспитывает интернет, когда нас воспитывала улица. Чрезмерная опека лишает их детства, какое было у нас, свободы и возможности осваивать мир, пространство, город и людей. А ведь встречи, которые происходят в жизни, это настоящий подарок судьбы».

Само собой вырвалось: «А расскажите про людей, сыгравших в вашей жизни решающую роль».

Дед

Родители разошлись рано, Кириллу исполнилось всего пять лет. Он много времени проводил с бабушкой и дедом. Бабушка — добрая и тёплая, какой и должна быть настоящая бабушка. А вот дед был железнодорожником и в перерывах между поездками воспитывал Кирилла довольно жёстко. Бывало, Анатолий Фёдорович и за ухо вцепится, внушая внуку простые истины. Если удавалось поймать, конечно, чаще внук успевал увернуться и убежать. Дед производил впечатление своим весёлым нравом, умением с оптимизмом смотреть на любые трудности, стойкостью и внутренним стержнем. Он никогда не опускал руки ни перед одной жизненной ситуацией.

На свою голову научил Кирилла водить машину. Первый раз посадил его за руль, когда тот ещё не доставал ногами до педалей, но строго сказал: «Тянись!». И на колени не взял. Позднее доверял ему парковать белую «шестёрку». Однажды внук стащил у деда ключи от машины, гордо доехал до приятеля. А на обратном пути его остановили гаишники. На этом «подвиг» Кирилла закончился. Вот тогда дед добрался-таки до внуковых ушей. Деду на ту пору было 53 года, крепкий был человек, строго внушал своему внуку: «Не уверен — не обгоняй! Но если пошёл на обгон — выжимай до конца». А второй его водительский урок был таким: «Думай не только за себя, но и за тех, кто на дороге вокруг тебя».

Эти дедовы уроки усвоены Кириллом накрепко, он следует им всю жизнь. Эти правила работают в бизнесе так же верно, как на дороге. Целеустремлённость стала «визитной карточкой» бизнесмена Матвеева: «Если я иду к цели, то уже не остановлюсь, пока не добьюсь своего». Если решил, то выжмет максимум из ситуации. Спасибо деду.

Тренер

Футбол Кирилл выбрал сам и сумел убедить деда. Дед взял семилетнего внука за руку, привёл в футбольную секцию и передал в руки тренеру. Кириллу хотелось играть в воротах, но не хватало роста. Наверно, благодаря подспудному желанию быть вратарём за одно лето мальчик вырос на 17 сантиметров. Но остался полузащитником. Мальчишки не любили тренера, да и как любить человека, который мог назвать их «тупоголовыми» или в сердцах бросить туфлей в игрока, пропустившего мяч. Дедушка с его строгостью был просто ангелом по сравнению с деспотичным Валерием Александровичем Золотарёвым. Юные футболисты не то чтобы побаивались его, но делали всё, выкладываясь по полной, только чтобы не попасть «под раздачу». А как можно справиться с мальчишками переходного возраста, сделать из них настоящих бойцов, нацеленных на победу? Жалея? Тренер не жалел и оказался прав. Золотарёв нацеливал команду на результат, всё остальное не имело значения. Он делал их «винтиками» в болиде, что летел к победе. И каждый «винтик» должен был крутиться с нужной скоростью, в нужном направлении и в полном согласии с другими «винтиками». Он делал из них идеальный механизм.

Чаще от тренера «прилетало». Но за десять лет, что Кирилл Матвеев занимался в секции, команда юных челябинских футболистов объездила всю Россию. Каждый год, одержав ожидаемую победу в Уральском округе, ребята уезжали на чемпионат России. Команда входила в топовую десятку лучших юношеских футбольных команд по всей стране. Кирилл хорошо запомнил Сибириаду, проходившую в Новосибирске: там произошла встреча с легендарным борцом Александром Карелиным, кумиром мальчишек. Сила его рукопожатия осталась в памяти. Там же Кирилл научился плавать, когда после матча вместе с другими мальчишками пошли купаться в Оби.

Как ни странно, в девяностые, при разорванных связях в экономике и всех прочих сферах, всероссийские соревнования всё-таки проводились. Правда, дорогу и проживание оплачивали родители. Мама старалась изо всех сил, чтобы сын занимался любимым футболом, который стал смыслом его жизни. Родные всегда поддерживали его, не навязывая свои взгляды. Наверное, понимали, что это не столько шанс на будущее, сколько достойное времяпровождение для подростка. И отличная школа личностного роста. Спортивные принципы строили характер Кирилла: не уступить никому, дожать ситуацию, открыть второе дыхание. Он получил все навыки профессионального спортсмена, умеющего побеждать, и в первую очередь себя. Ведь мог же в любое время уйти из секции, где тренер воспитывал парня так жёстко. Но он принял решение и остался в спорте, несмотря на то, что за десять лет пришлось поменять пять школ, только чтобы расписание попадало под тренировки. Была цель, были победы, а преодоление и борьба приносили удовольствие. Всё заложенное в годы спортивной карьеры помогает Матвееву в жизни. Будучи ребёнком, он, конечно, не понимал, что тренер сыграет в его жизни такую важную роль. Только спустя годы становится очевидным, кто был проходной фигурой, а кто  — ключевой.

Бабушка

Повезло ему с родителями: они никогда не навязывали своего мнения. И, став отцом, он сам никогда не настаивает на том или ином направлении. Старшая дочь решила, что будет заниматься танцами, и папа не сказал 14‑летней девочке: «Финансы и кредит гораздо круче. Учи математику». В его время не было репетиторов, а была библиотека и классный руководитель. Да и дома могли спросить. Со скалкой, понятное дело, над мальчиком не стояли, но дневник регулярно просматривали. Оценки случались разные, и Кирилл начал выдёргивать страницы, «порочащие» его. Бабушка Любовь Александровна пронумеровала страницы своим каллиграфическим почерком. Для Кирилла это был провал операции. Пришлось браться за ум. Сидел до ночи над учебником математики, изучая алгоритмы решения задач и решал-решал-решал. Не заметил, как вошёл в раж и уже не мог остановиться. Математика неожиданно затянула, оказалась очень подходящей наукой для его ума и характера. Сожалеет лишь об одном: что не может передать детям своей любви к предмету, ибо, увы, не обладает преподавательским талантом. Бразды правления в этом деле отдал жене. Когда Милания пошла в первый класс, а он возвращался домой и слышал её громкий голос с верхнего этажа, то понимал: там учат уроки. Пробирался на цыпочках, чтобы не помешать «учебному процессу».

«Совсем не педагог», Кирилл Валерьевич обожает читать. В его кабинете — огромный шкаф, где есть и ЖЗЛ, и Губерман, и много подборок исторической литературы. А первой книгой, которую запомнил, оказалась «Война и мир». Поначалу она поразила толщиной, потом мальчик мучился, отыскивая ссылки с переводом с французского, и как-то постепенно и незаметно великая история его увлекла. Так дочкам и говорит: «Вы только начните, вникните — и вас затянет».

«Мы со старшей дочерью часто обсуждаем, какова цель образования, — рассказывает Матвеев. — Безусловно, наличие хорошего образования, хорошей школы — это большой плюс. Существует много примеров людей, которые не имели полноценного высшего образования, но это не помешало им стать успешными. Определённая база, безусловно, должна быть, но важно то, как эта база будет применена в дальнейшем. На собеседованиях некоторые говорят, что у них диплом МГУ, что они — суперспециалисты, но, кроме апломба и желания зарабатывать сотни тысяч рублей в месяц, за этими разговорами ничего нет. На мой взгляд, образование само по себе не является пропуском в жизнь, здесь всё зависит от конкретного человека и его усилий».

Сбербанк

Когда пришёл момент определяться со своим будущим, Кирилл понял: спорт — это хорошо, но не профессия. И поступил на «финансы и кредит» в ЧелГУ. Студенческая жизнь захватила, там же произошла судьбоносная встреча с будущей женой. Однажды увидел её и не смог пройти мимо. Анна училась на юрфаке, Кирилл был на два курса старше. «Я старался произвести на неё впечатление как-то ненавязчиво,  — вспоминает Кирилл. — В то время я знакомился со всеми девушками подряд, а Анна мне казалась совершенно недоступной, и я понимал, что такой парень, как я, вряд ли бы ее устроил…». Парень сделал всё, чтобы любимая выбрала его, других шансов не оставил. Встречаться стали сразу, а поженились только через пять лет. Семья — слишком важный шаг, всегда полагал Кирилл, чтобы вступать на этот путь, не имея профессии.

Премудрости налогообложения студентам преподавала Людмила Александровна Ребрыш. Она обращалась ко всем, даже к первокурсникам, неоперившимся птенцам, строго на «Вы». И в этом «Вы» читалось уважение к собеседнику. Много лет спустя Кирилл перенял поразившую его форму обращения. В своей компании к своим сотрудникам — неважно, работают они много лет или только пришли, взрослые люди или вчерашние выпускники — Кирилл Валерьевич обращается только на «Вы».

Ещё на четвёртом курсе педагог пригласила умного студента в свою строительную организацию. Сначала Матвеев работал в отделе снабжения, позже начал отвечать за развитие организации. Тогда же купил первую машину. «Как сейчас помню, старенькая белая «восьмёрка»… короткое крыло… огонь-машина».

Однажды Людмила Александровна удивила Кирилла: «Я всегда благодарна вам за тот проект». Дело касалось развития одного из земельных участков на улице Сулимова. Кирилл Матвеев, ещё будучи студентом, предложил идею с расселением, чтобы участок с ветхим жильём можно было застроить новыми домами. Идея потом получила широкое распространение, надо сказать. Тем более приятно было слышать слова благодарности от бывшего педагога, к которому сам испытывал то же самое чувство благодарности.

Сразу после окончания университета Кирилл устроился по распределению в Сбербанк. Прошёл там колоссальную школу. Работу в большой компании, где прописан каждый шаг, нужно пройти, считает Кирилл Валерьевич. Оказалось, это совсем иная дисциплина, что была в спорте. Последнее время в России происходит становление корпоративизма, создаются государственные корпорации и крупные предприятия, где всё чётко регламентировано. Своеобразный признак времени. И хоть в банке Матвеев проработал недолго, но опыт запомнился пониманием — не его стезя. «Конечно, можно найти себя и в этой работе. Но мне хотелось чего-то другого».

В тот же период он женился, и через полгода молодожёны Матвеевы уехали в Москву. Кирилл получил предложение поработать в одном из крупнейших холдингов энергетической отрасли. Тогда как раз происходила реформа РАО ЕЭС России, предприятие объединяло десятки организаций по всей стране.

Два Учителя

Через два года по возвращении в Челябинск Кирилла ожидала ещё одна встреча с двумя судьбоносными людьми. Александра Бураковского и Артура Никитина Кирилл Матвеев называет своими учителями. Мегавеличины в бизнесе, тем более для 25‑летнего парня. Кирилл пришёл в компанию Бураковского как раз в период строительства ТЦ «КУБА». В 2006 году имелся лишь проект реконструкции Челябинского часового завода. Молодой финансист продемонстрировал профессионализм: создал управляющую компанию, которая и реализовала весь проект от начала до конца. «Это был по-настоящему любимый ребёнок, в которого я вложил всю душу и сердце. Я был молод и активен. Незабываемое было время, каждый новый день не похож на другой: постоянно новая информация, новые возможности, новые проекты, новое общение», — вспоминает Кирилл Валерьевич. В 2010‑м «КУБА» распахнула двери. Первый бизнес-проект Матвеева в партнёрстве с Бураковским и Никитиным увенчался успехом.

Вести бизнес в партнёрских отношениях — особая наука. Конечно, партнёрство позволяет разделить все риски. Но, несмотря на столь явное преимущество, есть много бизнесменов, которые единолично управляют бизнесом. Иного не приемлют, опасаясь разногласий. «Любой хороший проект можно загубить недопониманием между партнёрами», — считает Кирилл Валерьевич. Не всегда партнёры способны прийти к консенсусу, а решения в бизнесе надо принимать быстро. Учителя Матвеева всегда умели найти золотую середину во мнениях, несмотря на всю их разность. В результате такой согласованности получался симбиоз, дающий результат, превосходящий ожидания. Оба бизнесмена — обладатели колоссальных энергий — фонтанировали идеями, один  — словно подсматривая их с космических высот, другой — привязывая их к земле. Взаимодействие столь больших энергий порождало мощный эффект синергии.

«В своё время Александр Бураковский и Артур Никитин стали для меня настоящими наставниками. Работа с ними была огромным испытанием и огромным опытом, который во многом открыл мне перспективу в жизни», — говорит Кирилл Валерьевич. Ему и сегодня кажется непостижимым, что такие личности увидели в нём потенциал и, несмотря на весь свой опыт и статус, слышали идеи и предложения молодого человека, прислушивались к нему и давали возможность развиваться. Доверились. И стали наставниками в бизнесе. Эволюция их взаимоотношений происходила постепенно: от упорства и целеустремлённости, через конфликты и отстаивание мнения, через взаимодействие с бизнесменами к доверию и поддержке и, как следствие, — результату. Через многие результаты — к признанию равным. Партнёром. А потом и другом. И он горд этим.

Через восемь лет совместной работы Кирилл Матвеев принимает взвешенное решение — покинуть компанию и заняться собственными проектами. «Конечно, оставаться абсолютно довольными друг другом в такой ситуации сложно. Появляется конкуренция, и отношение друг к другу определяет уже рынок. Понятно, что никто не хочет расставаться врагами: есть общая история, было столько получено друг от друга, столько вложено в общий успех. Здесь, безусловно, самое главное — относиться друг к другу достойно и с уважением. Если говорить конкретно о нашем случае, то отношения сохранились. Более того, у нас до сих пор есть совместные бизнес-проекты. Да, наверное, несмотря на разные взгляды в той или иной ситуации, по-другому и не могло быть. Я им очень благодарен и, безусловно, с огромным уважением отношусь к ним, и то, что они делают в бизнесе, вызывает восхищение».

Старый друг

Люди, с которыми работает Кирилл Матвеев, важны для него. Любой проект реализуется командой. «У меня есть такой принцип: брать в команду людей, которые сильнее тебя в тех моментах, где ты не разбираешься. Ты будешь учиться у них, они будут учиться у тебя, и это будет двустороннее сотрудничество. Основная задача — максимально долго сохранить именно сотрудничество, а не мучение друг от друга». И также важен человек, с которым можно просто посоветоваться, высказаться и услышать обратную реакцию. «Ты можешь казаться себе абсолютно правым, находиться в эмоциях, — рассуждает Кирилл Валерьевич, — а человек просто выскажет непредвзятое мнение, над которым ты подумаешь. Поэтому очень важно окружение, в котором ты созидаешь». Случается, что окружение направлено на разрушение, и тогда бизнесмену двигаться нереально тяжело.

Предприниматель всегда будет держаться за свой костяк. Тут как в спорте, где есть основной состав и скамейка запасных. Но играет-то основной состав, от их слаженных действий зависит общий результат. «Я благодарен тем людям, которые работают со мной много лет. Они терпят меня», — улыбается бизнесмен. С Александром Ильиным Матвеев учился в одном университете, после окончания которого вместе уехали в Москву, вместе вернулись, и дальше пути разошлись, но ненадолго.

Спокойный, рассудительный Александр умеет взаимодействовать с эмоциональным Кириллом, которому дай в руки шашку, и он пойдёт в лобовую атаку. «Конечно, я очень эмоциональный человек. Тем не менее любая эмоция, если она позитивна, должна развиваться в рациональном русле. Если есть разумное зерно, то эмоция добавляет тебе драйва, энергии, заряжает остальных людей, которые находятся рядом», — говорит Матвеев. Своему товарищу он доверяет едва ли не больше, чем себе. «Люди, когда слышат, говорят — так нельзя.  Саша профессионал, у него голова-компьютер. Ночью разбуди — все цифры помнит. И очень порядочный человек. Когда нужно сказать, скажет на пользу делу, а не себе. И ровно столько, чтобы я задумался». Возможно, в результате придётся изменить своё решение, и что? У Кирилла Валерьевича есть собственная теория топов. Есть два вида топ-менеджеров: одни имеют своё мнение и отстаивают его, а другие всегда соглашаются с собственником бизнеса, лишь бы не навлечь на себя их недовольство. Кирилл Валерьевич называет последних «воришками». Объяснять, почему, думаю, не надо. Александр Ильин — из первых, впрочем, как и сам Кирилл когда-то, когда пришёл работать к Бураковскому и Никитину и всегда лез на рожон, не боялся высказать свою точку зрения.

Созидающая сила

«Бизнес — это созидание», — считает Кирилл Валерьевич. Сегодня его интересы присутствуют в строительстве и коммерческой недвижимости, охранном бизнесе и IT. И даже сдача помещений в аренду — дело хлопотное и затратное, что особенно ярко показал прошлый год. «Никто не поймёт все те трудности, с которыми сталкивается девелопер постоянно, если не занимается этим бизнесом. Люди видят лишь красивый фасад. А за ним, как правило, скрывается постоянный стресс, в котором находится собственник, решающий одну проблему за другой», — делится Кирилл Валерьевич.

Все проекты Кирилла Матвеева — его любимые, даже те, которые не дали планируемого эффекта. Он ни разу не пожалел ни о каком неудачном деле, потому что это тоже был опыт, который позволил сделать какой-то важный вывод. «Предприниматели — особая каста людей, — не устаёт повторять бизнесмен и депутат на заседаниях комитета городской думы. — Их нужно холить и лелеять и всячески поддерживать. Все тратят деньги, которые даёт бизнес. Поэтому необходимо создавать условия, при которых бизнес мог бы жить и работать в Челябинске. Причём изменения должны происходить сразу, не откладываться в долгий ящик. Сегодня большая работа ведётся органами власти в Челябинске над разработкой стратегии развития города. И это очень правильно, сегодня власть поняла, что без Идеи невозможно развитие». Его комиссия по экономике и бюджету занимается поддержкой предпринимателей в том числе. Симбиоз городской думы и властей помог в сложное пандемийное время принять меры и оставить на плаву многих из предпринимателей. Не все получили поддержку, на которую рассчитывали, но без этих мер недосчитались бы гораздо больше в последний год.

В своей работе он не привязан к месту: «Самые лучшие ответы приходят совершенно неожиданно». Главное — не ограничиваться рациональным подходом и только лишь бизнесом. А видеть мир вокруг и чуть сверху. Он перестал смотреть федеральные каналы, зато на одном дыхании до трёх ночи может слушать в Ютубе интервью с известным актёром Юрием Стояновым и восхищаться его начитанностью и эрудицией, даром слова и глубиной взгляда. И параллельно размышлять о том, зачем столько денег тратить на развитие федеральных каналов, не дающих россиянину пищи ни для ума, ни для души.

Чтобы сказать когда-нибудь «не зря живу», Кирилл Матвеев вносит свою лепту там, где работает, в бизнесе и на широкой общественной ниве. Но всё, что он делает в своей жизни, он делает для своей семьи, для двух своих дочек Милании и Софии четырнадцати и шести лет, совершенно разных, но одинаково любимых. «Конечно, я переживаю за своих девочек. А как иначе? В этом году Милаше исполнится 15 лет. Умом-то понимаю, что с ней всё в порядке. У нас получилась не по годам талантливая и умная дочь, очень эмоциональная, тонко чувствующая… Я так волнуюсь о том, что ей предстоит: и первая любовь, и выбор профессии. Знаю, что у неё всё сложится хорошо. Ну а Сонечка, она вообще как ангелочек. Комочек счастья и нежности. Вся в маму! Я пойму, что не зря прожил жизнь, когда буду знать, что мои дети счастливы». Позвонила дочка, чтобы рассказать отцу что-то, несомненно, важное. «Да, Милаша, — отозвался отец. — Не могу, но говори», — и дослушал её до конца. А когда я спросила Кирилла Валерьевича про его маму, он так залихватски по-мальчишечьи улыбнулся: «Мама всегда говорит мне: «Сынок, ты у меня такой хороший».

Вот, собственно, и все истории о благодарности Кирилла Матвеева к тем, кто сыграл когда-то и играет в его жизни большую роль. А благодарность, как известно, созидающее чувство.