+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Надежда Рыльская

Волна надежды

БИЗНЕС: официальное лицо

Текст: Любовь Усова
Фото: Дарья Пона, из архива семьи Н.С. Рыльской

«Мне часто говорят: убери это протокольное лицо, – и улыбнулась лукаво. – А я привыкла держать эмоции под контролем». И где этот «протокол», когда он так нужен? В любимом ею парке Пушкина на фото получался не чиновник на большой должности, а молодая дама нежного облика, которая подставляла лицо солнцу и красиво по-кошачьи щурилась.
Но внешность обманчива, а она может быть разной, и показала это. Быстро поняла задачу, не стала спорить, а чётко исполняла все пожелания фотографа и редактора: встаньте так, сядьте туда и, пожалуйста, сделайте лицо пожёстче. «Это я могу», – легко соглашалась она, и обезоруживающая улыбка вдруг освещала её всю. И кто тут кем управляет? Светлый, просторный кабинет вице-мэра залит солнцем и ненавязчивой медитативной мелодией. Тут моя героиня неуловимо меняется: в её облике и речи появляются строгость и собранность. Её «каникулы» закончились. И первый вопрос вырвался сам собой.
Надежда Рыльская

-Надежда Сергеевна, вы предпочитаете тщательную подготовку или экспромт?
-Экспромт в большей степени, — ответила вице-мэр сразу, не задумываясь, — или 50 на 50, если речь идёт о моей работе. Когда возникает какая-то экстренная ситуация, экспромт и мгновенная реакция, действия просто необходимы. Так, осенью 2012 года на улице Российской произошло обрушение кирпичной стены многоквартирного дома. В 11 вечера позвонили в администрацию, сообщили о происшествии. Тогда я была начальником управления жилищной политики города, и именно мы занимались предоставлением пострадавшим жильцам манёвренных помещений: это жилищный резерв, который предназначен для экстренно-аварийных ситуаций, чтобы люди не оставались на улице. Готовность управления была 45 минут. В час ночи мы находились на месте аварии, успокаивали людей и занимались их расселением. И когда в феврале 2013‑го на Челябинск летел метеорит, мы так же экстренно участвовали во всех мероприятиях. Тогда я занимала ту же должность и обязанности мои были те же — оперативно помогать людям.

-Страшно было?
-Нет. До администрации я работала в фонде социального страхования и входила в состав комиссии по выявлению несчастных случаев на производстве. По роду деятельности приходилось бывать в шахтах угольных разрезов. Мы спускались туда после обвалов, когда раненые и погибшие были уже вынесены. Но многое там оставалось. Я видела, в каких условиях работали люди и что может случиться с ними на глубине проходки. Наверно, всё, что происходило в моей жизни после, уже не было столь травмирующим. Мне было тогда 23 года, и я впервые столкнулась с реальностью, которая показала мне хрупкость человеческой жизни.

-Работая в фонде, вы сталкивались с тем, что страховая компания стремится избежать выплат?
-Фонд — государственная структура, и люди обращались к нам, когда не могли получить возмещение ущерба. И мы, юристы фонда, консультировали их и помогали готовить документы. Мы помогали людям в судах.

-Так вы — помощница по жизни?
-В какой-то степени, — улыбнулась вице-мэр.

-Каким же ветром вас занесло в администрацию?..

Надежда считает, что это была сама Судьба. Судьба приняла облик новенького паспорта под номером 000001, который вручали в торжественной обстановке десятке отличившихся четырнадцатилетних учеников. Помпезный стиль здания областной администрации привёл Надежду в восторг и трепет. Она запомнила напутствие Андрея Косилова, бывшего тогда вице-губернатором. Он сказал: «Не случайно вы попали сюда. Возможно, ваша жизнь будет связана с деятельностью органов власти, где вы станете работать для людей». Как в воду глядел. Хотя на тот момент в это было бы трудно поверить.

Надя всем сердцем тяготела к искусству. В семье царил его культ — его поддерживали мама, музыкальный педагог, и бабушка, которая водила сестёр Рыльских в школу искусств, на два года ремонта переехавшую в парк Пушкина. Сколько чудесных мгновений связано с ним! И бабушкины печёные рогалики с корицей после уроков сольфеджио, и кусочек настоящего леса. Надежда пела в хоре и музицировала на фортепьяно в 10‑м музыкально-хореографическом лицее и 7-й школе искусств. Музеи, концерты, выступления — это была мамина зона влияния. Бабушка свою ноту вплела, когда пела на ночь девочкам русские романсы и баллады. «Спойте что-нибудь из любимого», — попросила Надежду. Не стала чиниться, спела бабушкино: «Буря мглою небо кроет…». Чарующе-нежно.

Бабушка Эмилия Ивановна была душой дома. Она была врачом от Бога, спасающим жизни новорождённых. Дома имелась огромная библиотека, и бабушка учила Надю работать с литературой. Она возглавляла, наверное, все родильные отделения городских больниц, организовывала в одном работу и переходила в следующее. «Как же вы не стали врачом?» — удивилась я. Это было бы очень логично. Но на домашнем совете решили, что одного врача на семью вполне достаточно. Сестра Надежды стала терапевтом, а Наде семья советовала рассмотреть профессию юриста. В 1998 году, когда законы менялись со скоростью ночного экспресса, в юристах нуждались, это был запрос времени. А девушка стремилась к самостоятельности, характер требовал. Характер её — полностью дедушкин.

Александр Михайлович Рыльский — по глубокому убеждению внучки — удивительнейший и потрясающий человек. В годы войны шестнадцатилетним работал в колхозе и в 17 лет получил медаль за доблестный труд. Трудился всю жизнь. В 1976 году был награждён орденом Трудового Красного Знамени. В те годы он уже возглавлял огромное производственное автотранспортное объединение № 4. Они были очень близки, как отражения друг друга. Дед воспитывал её строго, бывало, и наказывал — за «интерпретации». Он учил Надежду безупречной честности — перед собой и людьми, учил называть вещи своими именами. Не приукрашивать и не оправдываться. Так она и живёт — по его правилам.

Надежда Рыльская

-На мой взгляд, честность облегчает жизнь. Но насколько это качество коррелирует с вашей должностью? Наверное, приходится и недоговаривать, и интерпретировать.
-Отлично коррелирует: всегда лучше сказать правду человеку, пришедшему к нам с вопросом. Если право есть, он должен знать об этом. Если права нет, нельзя давать ложную надежду. Я считаю такой подход наиболее целесообразным.

-То есть вам приходится быть жёсткой. Когда вас явно не любят, как реагируете?
-Спокойно. Могут говорить неприятные вещи, даже писать их и распространять. Я позволяю людям быть теми, кто они есть, при этом оставаясь самой собой.

-Очень мудрая позиция.
-Это позиция дедушки. Будучи большим руководителем, он акцентировал на этом моё внимание: «Ты никогда не будешь нравиться всем. Поэтому в общении с человеком нужно находить баланс». Чаще всего подобные ситуации возникали в связи с переселением людей. Человек надеется улучшить свои жилищные условия, но закон говорит, что живший в однокомнатной квартире не может получить от государства бОльшую. А он уже почти переехал в воображаемое им жильё. Он приходит к чиновнику, и ты спускаешь его с небес на землю. Когда тебя проклинают, ты должен стоять на своём. Ты не можешь вовлечься в его эмоции, встать на его волну и разозлиться. Ты же объясняешь не свою волю, а законодательство, которому ты априори должен следовать.

-Долго учились не реагировать?
-Всю жизнь. Научилась выходить из гнева ещё в страховании, когда работала с потоком людей травмированных. Есть определённые техники, которым меня научили, когда ты дистанцируешься, сохраняешь самообладание, говорить начинаешь, когда человек способен тебя слышать.

-Вернёмся немного назад. Надежда Сергеевна, вы не пожалели, что выбрали юридическую сферу деятельности?
-Это динамично и интересно, и соответствует моему темпераменту. Я реализована в выбранной профессии. В иерархии должностей я — действительный муниципальный советник первого класса. Это соответствует званию подполковника в воинской иерархии. Это самый высокий должностной класс.

-То есть вы достигли вершины в профессии. Не так давно вы стали заместителем главы города. Как вам работается с главой?
-22 июля исполнился год, как я занимаю должность вице-мэра. И 13 лет, как я работаю в администрации. Наталья Петровна была моим руководителем, когда я пришла в управление жилищной политики главным специалистом. Она вырастила меня, вложила все те навыки и компетенции, которыми я располагаю сегодня и которые развиваю. Поэтому мы давно сработанная команда.

-Цитирую главу: «настоящий профессионал и эффективный руководитель». Вам приятна такая оценка руководителя? Она вдохновляет вас в работе?
-Наталья Петровна оценивает ситуацию как она есть, не преувеличит и не преуменьшит. Если она говорит, что есть компетенция, значит, она есть. Но что отличает мою деятельность — это инициатива. Достаточно задать направление, которое я должна развить. Тотальный контроль в отношении меня — это не для меня.

-То есть вам нужна свобода действий.
-Как у любого чиновника, она изначально ограничена властью, подчинение главе безусловно.

-В чём заключается ваша работа?
-На мне — координация работы подведомственных подразделений: комитета по управлению имуществом и земельным отношениям, который я возглавляла в своё время, правового управления, которое также возглавляла в своё время, управления муниципальных закупок и отдела по работе с правоохранительными органами. Организовать взаимодействие всех структур, ранее возглавляемых тобой, гораздо проще, потому что ты знаешь сотрудников, организацию работы, правовую природу действий и фактическую реализацию. Мне это несложно.

-В прошлом, беседуя с чиновниками советских лет, мне казалось, что они разучились говорить по-русски, думать по-человечески. Эдакая профессиональная трансформация личности. Не замечаете за собой подобного?
-Да все мы хоть раз, но сталкивались с подобным поведением чиновников. Я контролирую своё поведение в общении с людьми. Иногда человек приходит к нам просто выговориться.

-Выговориться — это разве не к психотерапевту?
-И к нам тоже (смеётся). Порой приходят удивительные люди, читают свои стихи, поют песни. Другие делятся своим видением развития города. Интересные идеи, которые мы слышим, как правило, потом применяются в благоустройстве города. Архитекторы видят, как лучше организовать пространство с теми же транспортными развязками. Конечно, такие вещи находят своё отражение в городе.

-Какие есть новые направления работы, которых ранее не было?
-Одна из моих задач — работа с имуществом, с землёй. На территории города много недостроенных объектов, которые портят облик Челябинска. Моя задача — организовать работу по изъятию этого объекта и дальнейшему освоению земельного участка.

-Зачем изымать-то?
-Так предусмотрено законом: если имуществом не распоряжаются, то оно изымается. На сегодняшний день мы ведём работу по 26 крупным объектам. После суда мы продаём объект на аукционе, а строитель получает компенсацию за построенную часть объекта.

-А если он сам хочет достроить?
-У него есть инструмент, который предусматривает земельный кодекс. Как собственник он обращается к нам за завершением строительства. Так, несколько автоцентров и других собственников приняли решение о продолжении строительства объектов на Северо-Западе. Это направление — работа с предпринимателями — было реанимировано Натальей Петровной. В рамках этого диалога появляются хорошие инвестиционные проекты, объекты видоизменяются с учётом концепции развития города.

-Как застройщики относятся к видоизменениям?
-В целом очень позитивно.

-Вам говорят, что город становится чище, красивее и удобнее?
-Чаще сообщают о недостатках (улыбается). В сферу моей компетенции входит также демонтаж нестационарных торговых объектов. И с одной стороны, люди просят: «Уберите этот ужас», а с другой — покупают там товары, то есть создают спрос. Мне нравится Уфа, где так чисто, нет киосков, уличной торговли. Хотелось бы видеть Челябинск таким же чистым и гармоничным. Хотелось бы вернуть Челябинску статус города-сада. Чем мы и занимаемся.

-Общеизвестно, что хороший солдат, а тем более подполковник, мечтает стать генералом. Скажите: если вдруг однажды депутаты выберут вас главой города, как бы вы отнеслись к новому опыту? Вам было бы интересно взглянуть на город с более высокой позиции и управлять процессами? Гипотетически.
-Это не моя история, но гипотетически, если есть что реализовать, если знаешь инфраструктуру города и видишь его развитие, на мой взгляд, это было бы… мощно.

Наверно, так же мощно, как музыка Рахманинова, которую она впитывала намедни на концерте оркестра из Татарстана. Потом полночи не спала: мелодические волны смыли в душе вице-мэра всё тщетное, взамен подарив бурю эмоций и величие энергий. Сама Надежда редко садится за рояль, эту эстафету передала дочке Есении, которую учит слышать верно её мама, учитель музыки. Вспоминает студенческую юность, когда увлекалась куклами-марионетками. Что ж, она учится управлению собой и людьми всю жизнь, начиная с самого детства и уроков деда, которые так помогают сейчас. Когда ей угрожали, например. «К сожалению, угрозы — часть профессии», — говорит она. Бороться? Надежда не борется. Отстраняется и наблюдает со стороны. «Не делай зла — вернётся бумерангом»  — её любимое стихотворение Омара Хайяма и закон жизни. В ответ на клевету она действует по дедушкиному методу — доносит правду. А правда от оправдания отличается, как свет от тьмы. Правда — для людей честных, смелых, открытых. Оправдываются слабаки. А вице-мэр Надежда Рыльская предпочитает сильную позицию.

shares