Она посвятила свою жизнь
борьбе за любовь
и проиграла …

Мэрилин Монро

Мэрилин Монро

Я увидел её на берегу, на самом краю пирса, явно готовую шагнуть вниз в неспокойное море. Женская фигурка сиротливо стояла, кутаясь в просторный чёрный плащ…
Один громкий оклик, и она сделает этот шаг. Первое, что пришло в голову – взяться за трубку. Нелепое занятие – пытаться прикурить на холодном осеннем ветру, но ничего другого у меня просто не было, зато удалось поинтересоваться достаточно спокойно:
-Что-то случилось?
-Я потерялась…
Голос растерянного ребёнка, хотя передо мной красивая взрослая женщина. В ней было что-то неуловимо знакомое…
-В городе?
Трубка, конечно, не раскуривалась.
-В жизни.
Так один из американских психотерапевтов по имени Генри Уолтер, описывает своё знакомство с Нормой Джин (таково настоящее имя Мэрилин Монро). Вероятно, в тот холодный вечер он спас ей жизнь. Что могло подтолкнуть звезду Голливуда, самую обожаемую блондинку мира, забраться на высокий мост, желая оказаться по ту его сторону – известно лишь ей одной. Из-за любви она не раз оказывалась на краю гибели. Впрочем, благодаря любви и спасалась.

Первый мужчина Мэрилин Монро
Им стал Джим Догерти. Он был красив, и обладал настолько темно-синими глазами, что порой они казались фиолетовыми. Первая встреча произошла в 1941 году. Тогда Норма находилась на воспитании лучшей подруги своей матери Грейс, которой казалось, что Джим подходит молодой девушке как нельзя лучше. Для заключения скорого брака была и ещё одна, более веская причина. Грейс не могла больше оставлять Норму у себя, а это означало, что перед девушкой есть только два пути: отправиться в приют или выйти замуж. Джиму казалось, что невеста была слишком молода для него, тогда ей было всего шестнадцать, а ему двадцать лет. Также он понимал, что в его силах спасти бедняжку от приюта, которого та боялась больше всего на свете. В конце концов, эти двое нравились другу.
Что касается Нормы, то идею выйти замуж она приняла неохотно, но всё же с согласием. Девушка очень боялась стать женой Догерти. Больше всего её пугала неизбежность близости с ним. Однако страх снова оказаться в приюте был гораздо сильнее.
События развивались стремительно. Свадьба состоялась 19 июня 1942 года. Новобрачных ждал маленький четырёхкомнатный домик в Ван Нойс в Калифорнии, где началась совершенно новая жизнь.
Поначалу эта жизнь нравилась Норме, ведь теперь у неё появился свой дом, где она была не брошенной всеми девочкой, а хозяйкой и любимой женой. В первое время небо над супругами было безоблачным. Первоначальные страхи Мэрилин оказались беспочвенными: в постели им никогда не было скучно. Джим Догерти говорил, что она была совершенно неопытной – ему даже пришлось показывать ей, как пользоваться контрацептивами, – но, как только она поняла, что и как, ей понравилось заниматься сексом. «Для неё это было так же естественно, как завтрак по утрам, – заметил он. – У нас никогда не было никаких проблем, и я ни разу не встречал девушку, которая так бы наслаждалась сексом. Это позволяло нам бесконечно заниматься любовью». Вспоминая супружескую жизнь, Джим бывал довольно не скромен, рассказывая первому попавшемуся о их утехах вне дома, в общественных местах, когда их никто не видел.
Вероятно, можно и не верить его словам, так как лучшие друзья Догерти говорили, что весь медовый месяц Норма провела, запершись в ванной комнате. Она жутко боялась мужа и не понимала, почему они не могут просто оставаться друзьями. Как бы там ни было, правду никто не сможет узнать. В конце концов то, что происходит в постели, должно оставаться между людьми, которые в ней оказались. К тому же брак Джима и Мэрилин не держался на одном только сексе и не из-за него разрушился.
Весной 1943 года Догерти поступил на торговый флот. Ещё через год он был переведён на Запад Тихого океана. Норме с трудом далась эта разлука, ей казалось, что она снова оказалась всеми оставленной. К счастью, решение взять себя в руки было достаточно сильным, чтобы преодолеть расставание.
Именно в это трудное время будущая знаменитость получила свою первую работу в компании «Радиоплан». Там создавались маленькие беспилотные самолёты с дистанционным управлением для обучения лётчиков. В обязанности девушки входило распыление лака на эти самолёты. В конце 1944 года её и несколько других сотрудниц попросили попозировать фотографу, который делал обучающий фильм для армии. Норма страстно желала попробовать себя в этой роли и согласилась на съёмку, не подозревая, что та изменит всю её жизнь. «Моё будущее с Нормой Джин рухнуло в тот момент, когда армейский фотограф щёлкнул затвором своего фотоаппарата», – заметил однажды Джим.
Норма нравилась фотографам, только это крайне не нравилось её мужу. Несмотря на это, к весне 1946 года её фотографии красовались на обложках более чем 30 журналов. Взлёт модельной карьеры пришёлся на время служения Джима за границей. Он желал лишь одного: чтобы его жена сидела дома и тосковала по нему. Вскоре Норма получила от мужа жёсткое письмо, полное предупреждений о том, что когда он вернётся – Норма должна будет забеременеть и заняться семьей. Когда возвращение состоялось, Джим увидел, что больше не является центром мира. У его жены появились другие дела и желания. Возможно, любовь к мужу ещё не полностью исчезла из её сердца, но она понимала, что теперь может выжить и без него.
Неудивительно, что Джиму Догерти это не понравилось
настолько, что он выдвинул ультиматум: семья или
карьера. Стоит ли говорить, что выбрала будущая
Мэрилин Монро. В скором времени её ждал контракт
со студией «XX век Фокс».

Мэрилин Монро

Мэрилин Монро

Самая яркая пара Голливуда
Джо-прыгун, Скоростной янки, центральный нападающий нью-йоркской команды «Янки» или просто муж Мэрилин Монро. В историю он вошёл благодаря этим двум своим ипостасям. ДиМаджио был культовой фигурой в период Великой депрессии. Он олицетворял собой американскую мечту, подняв на новый уровень не только спорт, но и дух страны.
Спортсмен был противоречивым, полным контрастов человеком. Его настроение менялось в один момент: он то фонтанировал энергией, то становился угрюмым и озлоб-ленным. Лишь одно было в нём неизменно: он привык получать всё, что бы ни захотел, в особенности это касалось представительниц прекрасного пола.
Мэрилин Монро была для него очередной целью. Увидев её в великолепной серии фотографий, Джо решил, что хочет получить эту женщину. Чтобы осуществить это решение он обратился к их общему другу, Дэвиду Марчу. Первое свидание состоялось 8 марта 1952 года в ресторане «Вилла Нова». Сейчас в этом месте находится бар «Рейнбоу». На внешней стороне здания висит золотая дощечка с портретом Мэрилин в честь той первой встречи.
Девушка не стремилась знакомиться с Джо, она даже толком не понимала, кто это. Ещё больше она не понимала, о чём же они будут разговаривать. В тот важный вечер Монро делала то, что умела делать с блеском – она опаздывала. Заставив ждать себя почти два часа, она наконец-то открыла дверь заведения. На красотке была белая блузка с глубоким декольте и маленькая синяя юбка, настолько узкая, что трудно было представить, как в ней можно было сидеть.
ДиМаджио оказался совсем не таким, каким его ожидала увидеть Мэрилин. Он мало говорил, а только смотрел в свой стакан с водкой и лаймом.
«Знаете, тут посередине вашего галстука, идёт узор в горошек, – сказала она, пытаясь заговорить. – Вы специально завязали его так, чтобы узор проходил точно посередине?». В ответ он только покачал головой.
ДиМаджио не выглядел красивым: его лицо будто состояло из одних острых углов, зубы неровные и сломанные, а глаза близко посажены. Он был длинным, тонким и неуклюжим.
Но было в нём и то, что привлекало. ДиМаджио являлся олицетворением силы и власти. Мэрилин привыкла быть в центре внимании, но рядом с ним она была всего лишь очередным болельщиком. Как позже заметила актриса: сидеть рядом с господином ДиМаджио – это всё равно что находиться рядом с павлином с распущенным хвостом, внимания к вам будет не больше». Да, она очаровалась им.
Летом 1952 года свидания Мэрилин и Джо становились всё более частыми.
Их отношения были полны непонимания, он безумно ревновал к тому впечатлению, которое Мэрилин производила на остальных мужчин. Когда девушка была рядом с ним, то именно она становилась объектом наибольшего внимания. Конечно, знаменитая блондинка всегда привлекала мужчин, но никогда так, как в 1950-ые годы. Именно тогда образ Мэрилин сложился полностью и проявлялся в том,как она говорила – её медовый голос соблазнял и обволакивал; улыбалась – казалось, её губы были сложены для поцелуя; двигалась – дразняще, всегда на грани сексуального танца, но никогда не переходя эту грань.
Джо не радовался успехам Мэрилин. Он, как и её первый муж, хотел, чтобы та была примерной матерью и хозяйкой. Но этому никогда не суждено было сбыться. «Я не хотела бросать карьеру, – вспоминала позднее Монро. – А Джо хотел этого больше всего. Он хотел, чтобы я была красивой бывшей актрисой, точно так же, как он был бывшим великим профессиональным игроком. Мы должны были вместе вступить в закат. Но я не была готова к такому повороту событий. Мне тогда не было и тридцати».
Несмотря на разные жизненные взгляды, физическое притяжение между Джо и Мэрилин было настолько сильным, что оказалось способным не только держать их рядом, но и сделать мужем и женой.
Церемония бракосочетания состоялась 14 января 1954 года. Серьёзные неприятности начались уже во время медового месяца. Именно тогда от командующего штаба войск Дальнего Востока, генерала Джона Хала, Мэрилин получила приглашение с просьбой выступить, чтобы развлечь войска в Корее. Она хотела принять его. Джо был категорически против. Молодожёны поссорились. «Это твой медовый месяц. Если хочешь – отправляйся» – бросил он. То выступление в Корее Мэрилин закончила словами: «Сейчас я лечу обратно к самому важному в моей жизни – Джо. И я хочу начать жить своей семьёй. Семья превыше карьеры».
Эти слова не смогли ничего изменить. ДиМаджио не мог примириться со славой жены. Рассказывая о том выступлении в Корее, Монро воскликнула: «Ты в жизни не слышал таких аплодисментов!». На что последовал ответ: «Ты так думаешь?». ДиМаджио не упускал шанса напомнить супруге, что она была не единственной звездой в их семье.
Вопреки всему Мэрилин не теряла оптимизма. «Я буду любить тебя до тех пор, пока бьется моё сердце, – написала она Джо в марте 1954 года. – Я хочу, чтобы ты когда-нибудь гордился мной как человеком, как своей женой и как матерью твоих детей (двух по крайней мере! Я так решила)». Никакие обещания не могли улучшить ситуацию. Джо был несчастлив. Он любил жену, но принять её карьеру было выше его сил, как бы он ни старался. В дневнике мужчины была обнаружена запись: «Никакой ревности, не забывай, насколько ты одинок и несчастен – особенно без неё».
Брак самой яркой пары Голливуда оказался под большой угрозой во время съёмок Мэрилин в картине «Зуд седьмого года». Первой сценой был эпизод с «разлетающимся платьем». Образ Монро в платье цвета экрю, стоящей на решётке подземки, со взметающейся гофрированной юбкой, которую она радостно и безуспешно пытается опустить,
навсегда твёрдо закрепился в памяти любителей кино. В тот день 5000 зрителей наблюдали за съёмкой на пересечении 52-й улицы и Лексингтон-авеню около театра «Люкс». К сожалению, среди той толпы был и Джо ДиМаджио. По словам очевидцев, лицо спортсмена выражало «смертельную ненависть». Он был в бешенстве.
ДиМаджио помчался в отель «Сент-Реджис», где стал ждать жену. Именно там ему удалось излить весь свой гнев. Он гонял Мэрилин по комнате, бил и кричал.
После этой жестокости актриса объявила о своём требовании развода. Позже она призналась: «Джо бил меня дважды. В первый раз я предупредила его: «Никогда больше не делай этого». Я не собираюсь терпеть зло. Затем, после того, как он увидел меня во время съёмок эротичной сцены для фильма «Зуд седьмого года», он избил меня в гостиничном номере. В конце концов я закричала: «Хватит! Не знаю, что заставляет мужчину бить женщину – уязвимую и слабую. Не понимаю!»
4 октября Джерри Гислер – мужчина средних лет, крепкий, плотный, с глубокими залысинами над румяным лицом – направился к Джо ДиМаджио с документами на развод. Посмотрев на них, Джо сказал: «Большое спасибо», хлебнул пива и снова перевёл взгляд на экран телевизора.

Мэрилин Монро

Мэрилин Монро

Драматург и Блондинка
Весной 1955 года Мэрилин начала новую главу своих отношений с человеком, который станет одним из самых любимых мужчин в её жизни – драматургом Артуром Миллером.
Их первая встреча состоялась в августе 1951 года, на съёмках фильма «Моложе себя не почувствуешь». Вспоминая о той первой встрече, Миллер говорил: «Каждое движение Мэрилин отдавалось в моём теле как удар молнии. Я ощущал странность в её грусти на фоне всего этого великолепия и новых технологий, делового беспорядка начала нового съёмочного дня…»
С самой первой встречи между ними вспыхнула иск-ра, разгореться которой мешал лишь один факт: Миллер был женат. На самом деле тот брак практически распался, но Артур делал отчаянные попытки сохранить его, не смотря на то, что отношения с секс-символом Америки всё сильнее увлекали за собой. Больше всего ему нравилось, как Монро слушала его, как она впитывала каждое слово. В свою очередь Миллер с большим пониманием относился к амбициям звезды, однако та не хотела выходить за него замуж.

Актриса не желала развода Артура, она боялась разрушать семью, которой по сути уже не существовало. Вероятно, это была не единственная причина, оттягивающая момент воссоединения. Мэрилин Монро боялась, что не сможет соответствовать человеку, которого обожала вся читающая и интеллигентная Америка.
О своём решении жениться Миллер объявил по национальному телевидению. Этот поступок вызвал в сердце женщины смешанные чувства. С одной стороны, она понимала, что намерения драматурга крайне серьёзны, но с другой она была расстроена, что он прежде не обсудил их с ней. «Он нахал, – заявила Мэрилин одному из своих друзей. – Я имею в виду, что мне жаль, что он не сообщил мне о своих планах жениться».
Вскоре, 22 июня была проведена пресс-конференция, на которой прозвучало желанное «да». До начала мероприятия произошла трагедия, которая всем показалась дурным предзнаменованием. Машина, ехавшая позади Мэрилин и Артура врезалась в дерево. В результате катастрофы погибла руководитель нью-йорского бюро «Пари Матч» княгиня Мария Щербакова. Несмотря ни на что, церемония бракосочетания состоялась в тот же вечер.
Очень скоро Монро усомнилась в правильности своего решения. «Она не была уверена, что любит его, – сказал один из её родственников, – но и не была уверена, что не любит. Основной проблемой для неё было интеллектуальное неравенство с этим человеком».
Поначалу молодожёны выглядели счастливыми, но вскоре эта оболочка стала разрушаться. Миллер постоянно ворчал на свою супругу, зло и часто дразнил её. Казалось, что Артуром овладела телесная страсть, за которую он ненавидел себя и начинал ненавидеть Мэрилин. Это не всё, что мешало совместному счастью. Популярность звезды и в этот раз стала камнем преткновения.
«Артура возмущало, что при любом появлении нашей пары всё внимание переключалось на меня. Однажды я даже чуть не сорвала премьеру его пьесы, потому что зрители оборачивались в мою сторону, вместо того чтобы смотреть на сцену. Роль «мистера Монро» не устраивала звёздного Артура Миллера» – рассказывала актриса.
Их совместная жизнь стала невозможной в момент, когда блондинка увидела на столе мужа раскрытую записную книжку. В ней Артур признавался, что долго решал, стоило ли ему жениться, жаловался, что Мэрилин оказалась иной, нежели чем он представлял себе. Она не была такой интеллектуальной, как он надеялся и считал, что просто пожалел её. Также он боялся, что из-за этого брака могла пострадать его собственная карьера. «Я думал, что ты ангел, а ты… Ты просто занудная сучка… Я тебе не слуга…» – так обращался в том дневнике Артур к своей супруге.
Находка оказалась страшным испытанием для Мэрилин. Прочитав неприятные откровения, она потеряла веру в себя, решив тем не менее остаться женой драматурга. Однако теперь он получал только ту её часть, которую она позволяла, ему принадлежал лишь малый процент от того, кем она была, а остальную, уязвимую часть он никогда больше не видел.
В июле Мэрилин узнала, что беременна. Больше всего на свете она хотела иметь ребёнка, но в чувствах к его отцу уже не была так уверена. На шестой неделе беременности случился выкидыш. Сердце Монро было разбито. Весь последующий год её преследовала жуткая депрессия: женщина потеряла интерес ко всему. Муж не мог утешить её, да и не хотел. В его жизни, а в частности, карьере также настали плохие перемены: он больше не мог писать. Затем был ещё один выкидыш, и, как считала Мэрилин, у них не было шансов на рождение ребёнка, потому что не было шанса на семью. Брак со знаменитым драматургом, с самым умным (как считала Мэрилин) человеком не дал ничего: ни семьи, ни любви, ни детей, ни уважения. К началу 1961 года Монро и Миллер подают документы на развод.
Три мужчины, три мужа, три разных истории с единым для всех концом. Мэрилин так и не удалось создать крепкую семью, о которой она так неистово мечтала. Ей принадлежали сердца миллионов, но то, что билось в её груди, не могло принадлежать никому.