В январе следующего года Антонине Савельевне Харчук исполнится 70 лет. Однако уже на 10 минуте нашего разговора я забыл об ее возрасте. Антонина Савельевна прожила потрясающе интересную жизнь, но слово «прожила» в отношении этого человека кажется предельно неуместным. Ей есть что рассказать о прошлом, но и о настоящем и о будущем тоже. 

Мудрая. Остроумная. Жизнерадостная. Опытная. Полная сил. Открытая. Душевная. Интересная. 

Заслуженный работник торговли, ветеран труда, директор года-2004.

И это всё о ней…

Антонина Харчук

О себе

Я не коренная челябинка, выросла на Алтае. В семье нас было 11 детей, когда я родилась, маме было 46 лет, а отцу – уже за 50. Моё детство – это военные и послевоенные годы, очень тогда трудно жилось. В 19 лет подруга предложила: «А поехали в Челябинск!». Мама продала корову, собрала мне в путь денег, и я покинула родные места в поисках лучшей доли.

Я оказалась в абсолютно незнакомом городе, с паспортом, но без прописки, с желанием работать, но без специальности, а главное – без жилья, не имея поддержки родственников. Закончила кооперативный техникум. Потом работала продавцом в магазине, на овощной базе, в «Трактороторге», директором магазина. Оглядываясь назад, твердо могу сказать – ни о чем не жалею, всё в жизни я делала правильно.

О работе

Я любила работу продавца. Работала не за зарплату, а получая за прилавком удовольствие от своего труда. Покупателям искренне радовалась, всегда улыбалась им. Придет бабушка в магазин – я ей помогу продукты подешевле и получше подобрать, сама все покажу, поднесу. Забежит ребятня – я им самого вкусного сока, самого свежего налью. Я всю жизнь привыкла вставать утром и идти на работу, не могу без этого.

О советской системе

У советской системы «Трактороторга» было много минусов. Взять те же талоны! Думаете, только покупатели от них страдали, что не могли купить себе столько продуктов: масла, мяса или водки, сколько хотели? Ничуть не меньше мучились торговые работники – отчетность-то по талонам была строжайшая, а соблюсти все тонкости в этом вопросе было ох как непросто.

Но были и плюсы. В пример могу привести подход к санитарным нормам в магазинах. Чистоту требовали жестко, и в этом была гарантия для покупателя, что продукты он получит из чистых рук. Да и по продуктам тоже магазины обязаны были следить за ассортиментом. Когда время ближе к вечеру, с ЧТЗ идет отработавшая своё смена рабочих, то не дай бог на полках не будет молока или хлеба. У меня в магазине однажды чуть было не случилось такое, я начала звонить на гормолокозавод, просить молока, обещала взамен найти кур, водки.

Антонина Харчук

О новом времени

В 1988 году, когда началась перестройка, и власть начала потихоньку поощрять развитие бизнеса, я возглавила первый в районе магазин «Договорные цены». Это было здорово – почувствовать свободу, получить возможность во многом самому принимать решения: где закупать продукты, по какой цене реализовывать. Ездила сама в Кунашак, в Аргаяш, договаривалась о поставках колбасы, мяса. Работать стало еще интереснее! 

И в начале 90-х, когда в стране окончательно началась рыночная экономика и государственная система торгов рухнула, я стала директором известного на ЧТЗ «Гастронома № 4» на Комсомольской площади. Коллектив – 40 человек, десяток отделов, большая торговая площадь. Все были как родные, от грузчика до директора, работой дорожили, держались за нее и гордились, что у продавцов нашего магазина зарплата выше, чем у коллег в других торговых точках. Все проблемы магазина принимала близко к сердцу, во всё старалась вникать сама. Однажды в новогоднюю ночь сижу дома, в кругу семьи, шампанское в бокалах пузырится. Вдруг звонок по телефону – в магазине трубу прорвало, потоп. Я шампанское – в сторону, оделась быстро и в магазин – решать, что с аварией делать. Всю ночь новогоднюю там провела, ждала ремонтников. Зять меня охранял, сигнализацию-то ведь отключить пришлось.

О семье

Я дочек своих видела только вечерами, когда с работы приходила. Поздно уже, я им готовлю покушать что-нибудь на следующий день, а они приходят ко мне на кухню и рассказывают о своих школьных делах. Учились девочки очень хорошо, очень. Меня учительница в школу вызовет, хвалит, а я глаза прячу, стыдно, знаю, что на самом-то деле я за работой воспитанием своих детей почти не занималась. 

Зато когда у детей появились свои дети – тут уж я отдала дочкам «семейный должок». Внука Ванечку и внучку Тонечку просто обожаю, да и они во мне души не чают. Недавно были с внучкой в одной семье и пришлось стать свидетелем неприятной сцены – маленький мальчик сгоряча назвал свою бабушку «старой каргой». У моей Тони аж глаза округлились, внучка ко мне прижалась и шепчет: «Бабушка, ты слышала ка-ак он ее обозвал? Ну разве так можно?!».