О людях ярких, неординарных, харизматичных нередко говорят – «феерический человек». А еще можно сказать – «человек-фейерверк». С ними хочется общаться из-за их кипучей энергии и азарта. Они увлекают, ведут за собой. С ними интересно и весело.  Александр Термер, известный шоумен, заслуженный артист России,  из числа таких людей. И даже интервью с ним превратилось в праздник…

Александр Термер

– Александр, вы известный в городе ведущий. Про вас говорят: «Хочешь, чтобы праздник удался, пригласи Термера». А что нужно сделать для того, чтобы банкет прошел на ура?
– Это непредсказуемо. Никакой артист, даже самый профессиональный, не может предсказать – будет у него хороший концерт или нет. Очень многое зависит от людей – все же разные.  Я, как ведущий, пытаюсь создать такую атмосферу, чтобы людям разного возраста было хорошо и весело. Недавно я вёл банкет, где почти все – человек тридцать – профессора, доценты, в общем, люди ученые. И в один момент думаю, какие, наверное,  тяжелые люди, как с ними работать? Банкет прошел прекрасно, мне даже дали звание «Профессор человеческой души».    

Или, например, есть человек, у которого я вел 40, 45, 50 и 55 лет. И всегда были одни и те же люди. На очередной юбилей я спросил: «Может быть, предложить другого ведущего, зачем вам одно и то же, вы же  меня хорошо знаете?» На что он ответил: «А мы и хотим, чтобы все повторилось, хотим вспомнить, хотим попеть, мы ведь теперь как одна семья». Мне было очень приятно.    

Так что, этому не научиться, не запланировать – это должно идти из сердца.

– Но ведь какие-то определенные правила, наверное, есть?
– Есть, конечно, определенный план – первый тост за это, второй за то, танцевальная пауза и т.д.,  от этого никуда не деться. Другой вопрос – как это подать. Была, допустим, одна свадьба, я сказал два тоста, и люди встали и пошли курить. И получилось – то, что я обычно делаю за час, делал три. Так пошел сценарий, приходится подстраиваться, я же не могу людей заставлять по сценарию пить, вставать, курить. Я вообще за то, чтобы люди вели себя естественно, что хотели – то и делали: хочешь курить – пожалуйста, танцевать – танцуй, желаешь петь – пой. Люди должны чувствовать себя свободно. 

Я, например, не провожу конкурсы. У нас же как привыкли: надо в мешках побегать, канат перетянуть, невесту найти по рукам. Люди думают,  что свадьба – это конкурсы, а для меня свадьба – это сказка; это красивые слова молодым, «семейный очаг» из свеч; когда я пою гимн теще и гимн свекрови; провожу мастер-класс поцелуев.  

– Мастер-класс поцелуев?
– Ну да, это что-то вроде игры, я говорю: «Когда молодые прожили год, они отмечают ситцевую свадьбу, а есть среди нас, кто будет отмечать эту свадьбу?». Обязательно кто-нибудь найдется, кто отмечает, тогда все им кричат «Горько!» и они целуются, вроде как показывают, как надо целоваться. И так кто пять лет прожили, десять, а в конце все целуются, всем кричат «Горько!». Какой конкурс после этого?!

Для меня очень важно, чтобы люди улыбались, брались за руки, передавали тепло друг другу, что бы все были как одна семья.

Александр Термер, Алла Пугачева

– Как вам удается это сделать? 
– Я стараюсь на празднике каждому уделить внимание: с кем-то спеть, с кем-то станцевать, кого-то обнять. Для меня каждый человек – звезда. Не-случайно мой творческий девиз: «Через Термера к звездам».

Например, среди гостей есть бухгалтер, во время праздника я подхожу и говорю в микрофон: «Знаете, говорят, именно сегодня, в этот праздник, кто выпьет на брудершафт с бухгалтером, тот будет самым богатым человеком. Я первый». Мы выпиваем на брудершафт и целуемся.

– А какие-нибудь смешные ситуации случались?
– Был случай, я имена перепутал. У меня в кармане всегда лежит шпаргалка, на которой написаны имена молодых, родителей. И как-то однажды я спутал карточку одной свадьбы с другой. Свадьба в разгаре, я весь в эмоциях, что-то говорю и объявляю: «Невеста Таня…». Все – как Таня? Но я не растерялся, сказал, что я специально проверяю, насколько еще все трезвы и как внимательно меня слушают. Так что надо уметь выкручиваться, причем, это должно быть так красиво, чтобы никого не обидеть.

Или была одна ситуация, правда, совсем не смешная. Я проводил игру «Тайные мысли», суть игры заключается в том, что: «Мой микрофон волшебный – он читает мысли, с его помощью можно всё узнать о человеке, нужно только  поднести его к сердцу». Когда я подношу его к сердцу, звучит специальная музыка. И вот провожу я этот конкурс, подношу микрофон к одной из женщин, начинает звучать «Все мы бабы стервы…»,  она, видимо, восприняла это всерьез, расплакалась и убежала. Я такого, конечно, не ожидал, извинялся весь вечер. Потом ко мне подходят гости и говорят: «Саш, как ты точно попал, она, действительно, стерва». Но после этого я этот конкурс убрал и больше его не провожу. Никакие конкурсы не стоят человеческих слёз. Люди должны уходить с банкета радостными, но никак не со слезами.  

– Никогда не хотелось заняться чем-нибудь другим?
– Я раньше думал – до сорока лет поработаю и больше не буду. Сейчас мне сорок один… Ну, а куда я пойду?! Я творческий человек, я не смогу без этого. У меня была возможность открыть свое дело, но я не могу сидеть в кабинете и давать распоряжения, считать деньги. Я не бизнесмен. Мне нужно творчество, общение, праздник, «Я к людям спешу, чтобы светлая радость улыбками вспыхнула в тысячах глаз». 

Александр Термер, Иосиф Кобзон

– А на телевидении работать никогда не хотели?
– Меня приглашали, но дубль один, дубль два, дубль три – это не мое.  Для меня важно, чтобы был прямой контакт с людьми. Мне проще на банкете, на сцене, чем на съемочной площадке.  

Я не хочу ни от кого зависеть. Я работаю по своему сценарию. Были случаи, когда отказывался, потому что нужно было проводить театрализованные мероприятия, вживаться в какой-то образ. А я не хочу играть. Меня это будет держать в рамках. У меня свой образ – какой хочу, такой и есть. Хочу – буду плакать, хочу – смеяться.

– Александр, мне всегда было интересно узнать, как человек, который проводит всевозможные праздники, отмечает свой день рождения? 
– Да никак я свой день рождения не отмечаю. Вообще не люблю домашние праздники. Я даже никого не приглашаю, хотя друзья всегда приходят.

– Вы хотели бы вернуться в какой-то период своей жизни?
– Я бы хотел вернуться в студенческую юность, хотел бы вернуть время, когда мама была жива.    

– Но ведь тогда было сложнее, опять всё с самого начала, все эти трудности? 
– А, может быть, именно во все эти трудности и хотел бы возвратиться. Потому что они закаляют, заставляют двигаться дальше. А когда все хорошо, цели достигнуты, уже неинтересно. Все равно я лучше не стану. А тогда я стремился к чему-то, хотел стать таким, какой я сейчас, иметь то, что имею. Да и потом, я был молодой. Все равно, молодость – это главное в жизни. Я застал замечательное время, когда ценились добрые отношения, были костры, гитары «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались….», когда запрещалось пить, а мы студентами где-то прятались и пили вино, когда я был вожатым в Артеке. А это самое замечательное, такое не купить ни за какие деньги. 

– Вам не комфортно в этом времени?
– Комфортно, но мне не нравится, что люди злые стали  и завистливые. С молодежью мне раньше нравилось работать, а сейчас нет. Хотя как-то мне довелось вести молодежную свадьбу. Когда я увидел бритоголовых гостей, подумал – все, это последняя свадьба в моей жизни, живым я отсюда не уйду. А свадьба прошла супер! Все песни, какие я пел, они подпевали, и за руки брались, хоровод водили, танцевали. А уходил я под аплодисменты.

– Вы к себе прислушиваетесь? 
– У меня есть очень близкий друг – я сам. Я часто сам с собой и разговариваю, и советуюсь.   

– Хвалите себя? 
– А как не хвалить, если заслужил?! Я и ругаю себя, и хвалю. Похвалил себя – купил мороженое или путевку за границу. Хотя, недавно съездил и пожалел, потому что одному очень тяжело. Когда третий день не разговариваешь с русскими людьми, уже думаешь – зачем нужен этот Париж, лучше бы в лес поехал с друзьями – такое общение не заменит никакой Париж.   

– О чем вы раньше мечтали? 
– Я всегда мечтал познакомиться с Пугачевой. Даже в Москву специально ради этого летал. Я тогда учился в пед-училище и получал стипендию, а тогда на эти деньги можно было в столицу и обратно слетать. У меня была цель – полететь в Москву, сходить в Мавзолей, купить фанту, пепси-колу, апельсины и увидеть Аллу Пугачеву. В Мавзолей сходил, всё купил, но Пугачеву не увидел. Причем я знал, что она где-то на Горького живет, гулял там весь день, думал – вот здесь живет Алла Борисовна, вдруг я ее увижу. А потом жизнь так сложилась, что довелось не только увидеть, но и работать с ней.  

Александр Термер, Сергей Пенкин

– Самая заветная мечта осуществилась…
– Я всю жизнь был связан с Пугачевой. Когда учился в школе, устраивал во дворе концерты – изображал Аллу Пугачеву, пел ее голосом. Потом и в училище исполнял пародии на нее. А однажды, в пионерском лагере, когда в очередной раз должен был пародировать Аллу Борисовну, я не успел побриться, и начальник мне говорит: «Какая-то Алла у нас не бритая». Но я не растерялся: «Это я после пластической операции». 

Первая встреча с ней произошла в Челябинске. Я пришел на ее концерт. Где-то в середине вечера она запела песню «Пригласите даму танцевать» и говорит: «Ну, что, есть мужчины в зале, кто меня пригласит?». И я, не задумываясь, ринулся на сцену. Кроме меня, было еще много желающих, но я оказался первым. Танцуя с Аллой Борисовной,  думал – сердце у меня выскочит. А когда песня закончилась, я встал на колено, поцеловал ее ручку и спустился в зал. Так был счастлив, что мимо своего ряда прошел. 

А потом были гастроли в Челябинске, Екатеринбурге, Перми и получилось пообщаться с ней более тесно.  

Она удивительная, очень сильная женщина, у нее такая мощная энергетика, что рядом с ней просто теряешь дар речи. 

Александр Термер, Максим Галкин

– С кем из артистов общаетесь наиболее близко?
– С Максимом Галкиным мы очень дружны. Очень много с ним ездили по стране с  концертами. Когда заканчивались гастроли в Пензе, он представил меня со сцены, сказав: «Это Саша, очень хороший, замечательный человек». Мне поаплодировали, а после концерта я ему говорю: «Слышал, какие я аплодисменты сорвал, больше чем ты». 

Я иногда не могу понять, где он шутит, а где говорит серьезно. Он может разговаривать с человеком и тут же его скопировать. С ним безумно интересно общаться.     

Я многому учусь у артистов. Я раньше думал – откуда они берут силы для работы, ведь у них такой график: постоянные концерты, переезды, фотографы, автографы. Это же очень тяжело. И понял – им эти силы дает сцена. Я уже это по себе знаю. Бывает подряд и банкет, и свадьба, и еще какой-нибудь праздник, голосовые связки не отдыхают, горло болит, спина болит, а выходишь на сцену и про всё забываешь. Музыка, аплодисменты, люди – вот что дает силы продолжать работать дальше, ради этого стоит пожертвовать здоровьем.

Ведь если звезды зажигают, значит…