Сергей Ильинов
Сергей Ильинов, владелец группы компаний «NOVALUX»

Имидж начинается с того, что у человека вообще возникает вопрос: «Есть у меня имидж или нет, нужен он мне?» Эта мысль — показатель некоей зрелости личности.

Вопрос имиджа лежит вне категорий хорошо-плохо, он лежит в категории логично-нелогично, целостно-нецелостно. Для меня существуют две четкие категории людей.

Одни ведут определенную осмысленную деятельность, направленную на формирование внешней оболочки, ориентированную на количество сигналов, посланных вовне. У них есть четкая цель. Они обдуманно выстраивают концепцию обращения социума с такими посылами. И могут формировать общественное мнение о том, кем они являются. И если человек соответствует своему имиджу, то это логично, это следствие того образа жизни, который он ведет.

Вторые перенимают это на себя. Они будут так делать, потому что общество ожидает этого от них. Вот в этом контексте, у меня нет продуманной концепции, как должен выглядеть, например, владелец студии «BERLONI». Не знаю, хорошо это или плохо. Если рассматривать ситуацию с точки зрения бизнеса, то плохо. Потому что, когда мы подходим к своему имиджу осознанно, мы более эффективны в достижении результата.

Человеку, имидж которого негармоничен его содержанию, очень сложно. Допустим, я придумал, что буду мужественным, буду выглядеть как Брюс Уиллис, который спасает всю планету. И попадаю в жизненную ситуацию, где на меня возлагают такие надежды, потому что я всегда так выглядел. И вдруг я понимаю, что мне этого вовсе не надо. Тогда идет обратная реакция окружающих. Если бы я не создавал такой образ, на меня не возлагались бы надежды, и разочарование людей не было бы столь глубоким.

Любая осмысленная деятельность организует человека, она создает определенный критерий, по которому человек может оценивать свою работу. Добился ли он результата, поставленных задач, произвел ли он впечатление, а если произвел, то является ли, на самом деле, таковым? Или это вторично, то есть первично — выглядеть, а являться — можно уже и не являться? Если мы говорим о первом, то я двумя руками за то, чтобы люди занимались собственным имиджем. Во втором случае вопрос гораздо сложнее, потому что наша жизнь настолько многогранна, сложностей во взаимоотношениях с социумом и без этого полно. А если все окружающие будут милы и улыбчивы, но при этом количество грязи и мерзости не изменится, то в мире просто появится еще на одну ложь больше.

Эльвира Шилина
Эльвира Шилина, хозяйка Модного дома постельного белья из Италии «ФЕЯ»

Говоря слово «имидж», в голове сразу всплывает дурацкая фраза из рекламы: «Имидж –  ничто, жажда – всё». А если говорить серьезно, то имидж – неотъемлемая часть нашей жизни. Он исходит из того, чего человек хочет добиться в жизни. И поэтому, самое идеальное, когда поведение и внешность совпадают с внутренним ощущением жизни.

Мы иногда слышим: «Я поменяла свой имидж». А что это значит – поменять имидж? Это, наверное, поменять, изменить что-то в своей жизни. То есть, меняя внешний вид, ты пытаешься поменять свое отношение к жизни.

Имидж – составная часть поступков человека. Это одно из средств достижения  каких-либо целей, поэтому если человек хочет чего-то добиться, то имидж, естественно, нужно поддерживать. Не поддерживают имидж только бомжи.

Например, имидж нашего главы государства – моложавый, спортивный, подтянутый, пример всему поколению – идеально отвечает его статусу (он number one). Или Ксения Собчак – она отлично вписалась в образ стервы. Это ее имидж, который искусственно создан ею. А, может быть, она совсем другая в душе, мы же не знаем ее близко. Тем не менее, это ее манера поведения, каждый ведь сам выбирает, каким ему быть. Но её имидж, уж точно, помогает ей делать деньги.  Искусственный образ для чего-то же создается, значит, он как-то соответствует внутреннему состоянию, жизненным целям, кругу, в котором вращаешься.

Если человек говорит, что ему все равно, что о нем думают и говорят, то это его имидж и есть, который он специально поддерживает. 

А что касается себя, у меня, наверное, есть имидж – быть всегда естественной. И не зависимо от того, сколько мне лет, что я уже дважды бабушка, я чувствую себя молодо; я уверенный в себе человек, целеустремленный, сильный, яркий, к тому же Лев по гороскопу, а это, думаю, тоже накладывает свой отпечаток. Я с молодости привыкла, что на меня всегда обращают внимание. Причем, четко осознаю, что я не красавица, и это меня совершенно не стесняет, просто надо уметь себя подать. Наверное, это тоже имидж. Тогда получается, что имидж – это и поведение, и энергия, и состояние духа. 

Виктор Лебедев
Виктор Лебедев, генеральный директор ЗАО «Энергоинвест»

Имидж– это некий знаковый знаменатель, отражающий основные черты человека. Имидж  включает в себя то, как вы выглядите, говорите, одеваетесь и действуете, ваш профессионализм, ваши отношения, позы и язык тела; ваши «украшения», ваше окружение, ваш дом, офис. То есть это понятие намного глубже, чем может показаться на первый взгляд.

У человека не может не быть имиджа! Хотите вы этого или нет, другие видят то, что вы сами избрали для показа им, и если человек следит за собой, то у него порядок и в бизнесе. В этом плане я очень внимательно отношусь к своей внешности, надеваю строгие деловые костюмы, светлые рубашки, дорогие галстуки. Считаю, что успешный руководитель должен излучать уверенность, знание, профессионализм, а хорошая одежда лишь помогает чувствовать себя именно так. Но важен не только внешний вид человека, но и имидж его бизнеса, первым атрибутом успешности которого является офис, так как офис – это лицо компании. Именно по этой причине компания «Энергоинвест» переехала в Бизнес-дом «Петровский», который стал лауреатом федеральной премии Commercial Real Estate AWARDS 2007 в номинации «Регионы России. Бизнес-центр класса А».

«Правильный» имидж – это путь к успеху. Важно, прежде всего, то, как имидж влияет на восприятие человека окружающими, и в равной степени – на восприятие самого себя. Важно, чтобы каждый элемент имиджа отражал суть внутреннего «я»  и места человека в этом мире.

Не менее ценно то, как человек мыслит, а уж  его внутренний мир– его чувства, мечты, душа – это же целый космос!

Мой внутренний мир состоит из двух «стихий»: бесконечный оптимизм и сложная философия, которые образуют сильный поток жизни и энергии. Я думаю, что лишь часть моего внешнего облика похожа на мою внутреннюю суть. Лично я не тороплюсь афишировать свою душу. Наверное, не случайно душа спрятана глубоко, да еще прикрыта кучей одежек! Душа человека – это его тайна. Приоткрыть ее другому – это высшее доверие, которое заслуживают не все.

Яков Колчинский
Яков Колчинский, директор ООО «АСКА»

Я не обращаю внимания на то, как меня воспринимают окружающие. Не стараюсь узнать мнение других о себе. Меня не задевает, когда слышу о себе нелицеприятное. Мне не льстит, если говорят хорошо. 

Вообще-то я никогда не любил бриться. И в зеркало не люблю смотреться. И как другие выглядят — тоже не замечаю. Говорят, статус обязывает, но мне безразлично. Автомобиль, к примеру, должен быть функциональным и практичным, а все эти навороты — это лишнее.  Много лет я ездил на «УАЗике», а пять лет назад «Ниву» купил. Она меня устраивает для работы, а форсить не люблю. Все это мишура. Другое важно — всегда человеком оставаться. Надо чувствовать, что не должно быть такой разницы, когда один катается в машине стоимостью в миллионы, а остальные копейки считают. Да, мои рабочие не имеют столько, сколько я, но у нас с рабочими разница в зарплате всего вдвое. Мне стыдно много получать, если я не могу платить много своим рабочим. У меня всегда было коммунистическое воззрение, хотя в свое время меня в партию не приняли. Там вранья много, а я этого не люблю. Я тогда безвылазно по командировкам ездил, а они спрашивают: в каких, мол, кружках учитесь? Я и ответил правду: «Мне некогда, я работаю».  Мне сказали: «не годитесь». Ну, и будьте здоровы! Больше я в партию не ходил. Хотя вырос на книгах советской эпохи – «Как закалялась сталь» и тому подобное. И в жизни старался следовать тем же принципам. И продолжаю, несмотря ни на что, строить свой коммунизм в отдельно взятой моей компании. У меня много верующих  работает. В старые времена их зажимали, а я – нет. И они ко мне прибивались и оставались. Мне с ними работать комфортно: эти люди трудиться умеют, не пьют, а случится авария — в любое время идут и исправляют. Они спорят с коммунистами: «Что ваши 12 пунктов кодекса чести коммуниста, что наши заповеди — все одно и то же. Разница лишь в том, что мы соблюдаем их, а вы – нет». Вот и все… 

Самая дорогая вещь? …Телевизор, наверно. Немецкий, марку не помню, покупал в 93-м году за 4 тысячи. Казалось — дорого. А вот книги я люблю, их у меня много, есть и дорогие, в основном, это альбомы с репродукциями картин крупных музеев. Еще в саду люблю ковыряться — а там в смокинге не походишь. И сына так же воспитывал. Раньше мы с ним спорили до ругани, а потом я прочел: «человек создан таким, какой он есть, и бесполезно его переделывать». С тех пор у нас прекрасные отношения. 

На грандиозные приемы не хожу. Если к Президенту позовут? Поглажу вот эти брюки и пойду. И даже ради Президента бриться не стану.