Сергей Ильинов  (© 2021 МИССИЯ )
Сергей Ильинов, владелец группы компаний «NOVALUX»

В нашем обществе само слово «сплетня» несет в себе негативную окраску. А что такое сплетня – понимает каждый по-своему. Если, допустим, люди обменялись мнениями о чем-либо или о ком-либо – не думаю, что это называется сплетней. Тогда все информационные передачи назывались бы примерно так: «Сплетни недели Соловьева» или «Сплетни с Максимовской»… Мнение, основанное на фактах – это есть мнение, не основанное на фактах – уже сплетня. 

Второе: сплетня рождается не в ушах, сплетня рождается во рту – когда непроверенную информацию передают. Слушаю ли я? Ну, если я скажу – нет, то это будет неправда. Но чаще всего мне неинтересно из праздного любопытства собирать слухи. Хотя я знаю таких людей, которые владеют всеми подробностями – кто с кем куда гуляет, кто куда «ушел» с поста и т.д. У таких «знатоков» есть своя корысть: а – прослыть информированным человеком, б – продемонстрировать вам свое хорошее отношение. А, зачастую, это показатель – насколько рассказчик и слушатель мелки. Для меня в подобной информации никакой ценности нет, поэтому голову себе не забиваю. Я просто не знаю, что с этим делать дальше. Один знакомый итальянец сказал: «В Италии сменилось много правительств, а спагетти были хорошими при всех». У нас все с азартом следят за перестановками в правительстве, всех обвиняют в своей плохой жизни – работать некогда…  

Я заметил – люди с большей готовностью воспринимают негативную информацию. Если, допустим, вам скажут: «А Ильинов про тебя говорил…», вы, скорее всего, сразу отреагируете: «Каков подлец!» То есть – поверите. И забудете, что до сих пор Ильинов ничего плохого вам не делал. А для меня все-таки важнее мое собственное мнение о человеке, мой личный опыт общения с ним. И даже если какая-то информация, дошедшая до меня, окрашивает его в желтый или синий цвет – не имеет значения. Мое отношение первично.

Впрочем, часто сама информация подсказывает нам, насколько она достоверна. Исходя из своего жизненного опыта, могу сказать, что одной правды не бывает. И если ты услышал некую версию события, то имей в виду, что существует еще чья-то интерпретация, еще одна «правда».  А истина всегда где-то посередине – всех слухов, сплетен, мнений. К примеру, один человек догоняет и бьет другого по лицу. Один из них – негодяй. Но кто? Может, тот, кто лежит с разбитым лицом? Потому что… Поступок (как и информация) вне «контекста» не имеет смысла: вы не знаете  ни предысторию, причину, ни последствие. Поэтому нельзя из поступка, а тем более, слуха, делать выводы.

…Иногда человек сам о себе рассказывает небылицы, вроде восьми подвигов Геракла – это уже из разряда мифотворчества. Порой до тебя долетают слухи о тебе самом. Бывало. В жизни случается, что ты кому-то наступаешь на ноги, задеваешь локтем, иногда наши поступки не так воспринимаются другими. Порой заходишь в кабинет и понимаешь – только что о тебе говорили. Неловко – за себя, потому что испортил людям «пир духа». И стыдно – за них…  

М..да… Как-то все слишком серьезно… А ведь так хотелось быть «непорядочным», но… опять не получилось. 

Мария Храмцова  (© 2021 МИССИЯ )
Мария Храмцова, управляющая ювелирным бутиком «Космо-золото»

Сплетни, на мой взгляд, – это информация, которая в корне неверна или попросту искажена. И совсем не важно, чего она касается – работы или личной жизни.

Если до меня доходит такая информация – я моментально взрываюсь! Меня настолько возмущают подобные явления, что первая моя реакция – это взрыв эмоций. Негодование, удивление, возмущение – всё, что угодно.

Следующий этап – я пытаюсь разобраться в ситуации. Мне всегда хочется найти правду и расставить всё на свои места. Конечно, не всегда это возможно. Но если надежда есть – я сделаю это.

Но совершенно точно могу сказать: негативная информация, особенно непроверенная, очень задевает меня. Как будто что-то сидит изнутри и отбрасывает тень на образ этого человека. И мне сложно это изменить. Переживаю… и делаю для себя выводы.

Пересуды для меня – явление более безобидное. Они намного ближе к правде, нежели сплетни. Вот пример: есть определенная группа людей, о которых в городе много говорят, обсуждают их. Если человека обсуждают – значит, он интересен. Чего-то добился. Многим известен. Возможно, у него есть чему поучиться. В этом случае информация может оказаться очень полезной.

Я точно поняла одну вещь. Во многих вопросах нам помогает наша интуиция. Именно она способна заронить сомнения, или наоборот, подтолкнуть к решению. В этом случае пересуды и сплетни могут подтвердить интуитивные догадки. Вот вам и плюс!

Так или иначе – верить я стараюсь только проверенной информации от проверенных людей. Думаю, у меня получается.

Максим Браило  (© 2021 МИССИЯ )
Максим Браило, директор представительства компании BGP

Так уж устроен человек: он все равно слушает сплетни, слухи и пересуды, а впоследствии начинает все это анализировать, обдумывать и, возможно, даже перепроверять.  Иногда и я тоже так делаю, тем более, если то, что мне рассказали, касается лично меня или тех, кто находится рядом, независимо от того, кто они, – деловые ли партнеры, родные ли, друзья ли. Но никогда сплетня не может испортить моего благоприятного впечатления о человеке, к которому я хорошо отношусь, которым я дорожу. К сожалению, часто бывает так, что мы сами себе забиваем голову той информацией, которая даже не подтверждена или очень приукрашена…

Слухи и сплетни – это не всегда плохо. Если слух родился, значит, о тебе говорят, значит, к персоне твоей или бизнесу не все равнодушны, каков бы ни был слух, хороший или плохой. А человек, который эту информацию запустил, имеет какие-то свои цели…

Есть ли разница между слухом и сплетнями? Думаю, что есть… Сплетня – это то, что мне передали в чрезмерно «приукрашенном» виде, и уже через третьи уста. А слух – это более достоверная информация… Самое точное представление о сплетнях дает нам старый-престарый анекдот про Пушкина: «Один человек говорит другому: «Я сегодня Пушкина видел. Он вышел из дома с Натальей, сел в карету и уехал». Второй третьему: «Я сегодня видел слегка пьяного Пушкина, он вышел из дома с Натальей, сел в карету и уехал». Третий четвертому: «Я сегодня видел пьяного Пушкина, он вышел из дома с Натальей, она помогла ему залезть в карету, и они уехали». Четвертый пятому: «Я сегодня видел мертвецки пьяного Пушкина, он выволок свою Наташку за волосы из дома, запихнул в карету и уехал»…

Сплетни – это еще и метод борьбы. Некоторые ими пользуются, надеясь на то, что люди в них будут верить. Например, совсем недавно меня огорчила одна из таких сплетен. Она была напечатана на страницах вполне респектабельного журнала. Ее искусно вплели в текст об одной компании, которая занимается недвижимостью в другой стране. Так вот, в статье была откровенная сплетня: якобы недвижимость в Болгарии покупать не престижно из-за… А в той стране, наоборот, очень даже престижно, и далее в том же духе. 

Людям, знающим о том, кто здесь занимается торговлей недвижимостью в этих странах, сразу же все стало понятно. Этот материал явно был направлен против нас. Сначала я немного разозлился и хотел тоже запустить сплетню, но потом, поостыв, понял, что на такие выпады вообще не стоит обращать никакого внимания, потому как время всегда всё расставляет на свои места. Порядочные компании останутся на рынке, а непорядочные канут в Лету, потому как сами рубят сук, на котором сидят, – возможно, уже через год они сами начнут торговать болгарскими домами, но после этого им уже никто не будет доверять. Так уж устроена жизнь…

Александр Малянов  (© 2021 МИССИЯ )
Александр Малянов, главный врач Центра эстетической реставрации «Визит к стоматологу»

Честно говоря, сплетни мимо ушей пропускаю, пусть они и интересные – не обращаю внимания. А если слышу негатив по отношению к конкретному человеку, которого знаю, пытаюсь остановить говорящего, если могу, конечно.  Если это сплетни – я не хочу это слушать! Я привык доверять фактам. Если я сам убедился в непорядочности этого человека – это для меня факт, а дополнительная «информация» о нем мне не нужна. Хотя, понятно, порой я просто вынужден слушать. Но в разговор не включаюсь, не развиваю тему. За 30 лет работы с людьми я все-таки научился разбираться в людях и легко могу понять – говорит человек правду или нет. А если на меня пытаются давить, вовлечь в интриги вокруг кого-либо, я лучше поговорю с объектом сплетен глаза в глаза, пусть жестко и прямо, но без свидетелей. Не люблю, когда человека унижают, и предпочитаю информацию из первых рук.  Ну, а если хочу проверить информацию, то не сам о ней говорю, а пытаюсь услышать от другого, вывести своего собеседника на разговор: может быть, он что-то слышал о том, что меня интересует?..

Негатив меня настораживает, я избегаю его, а вот слухи ради шутки, розыгрыша – это мне интересно. Я сам могу сочинить какую-нибудь историю о себе, и все начинают интересоваться, обсуждать, сочувствовать или поздравлять. Вот мне нравится рассказывать морские истории, …хотя я никогда не служил в Морфлоте! 

…А в наш с братом юбилей садится ко мне в кресло пациент. Я в этот день вообще не принимал, и вообще уже дома гости ждут, но я пациента ведь не могу отправить! Он идет за рентгеновским снимком к своей машине, которую оставил  у Центра, – а машину угнали! ГАИ, телевидение, план перехвата… Я в шоке. А мне показывают кино с «оперативных съемок». Оказывается, это Мария устроила такой розыгрыш. Вот такие слухи и сплетни – когда с юмором, по-доброму, а не по злобе – мне нравятся.