+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Я родилась в один день с Достоевским — 11 ноября. Уже давно я перестала удивляться тому, что часто наблюдаю в жизни сюжеты и героев произведений великого писателя. Если верить нумерологам, четыре единицы в дате рождения означают склонность к жертвенности, бунтарству и крайностям. Помнится, Достоевский сначала хотел стать революционером, входил в кружок петрашевцев. За что был приговорён к смертной казни, стоял десять минут «под смертью», а потом пошёл по этапу на каторгу. В зрелые годы стал ярым консерватором и сторонником самодержавия. В молодости Фёдора Михайловича тянуло к женщинам инфернального типа, а женился он на молодой здравомыслящей девушке, собственной стенографистке. Несмотря на дворянское происхождение, в юности испытывал нужду. После каторги стал азартным игроком, выигрывал и быстро спускал большие деньги. Жене приходилось закладывать свою одежду, чтобы добыть деньги на пропитание.

В «Дневнике 1867 года» Анна Григорьевна Достоевская пишет, как мгновенно менялось настроение у мужа. Он мог досадовать на её жалкое выходное платье. Ему, русскому писателю, было стыдно идти рядом с плохо одетой спутницей. Или час выговаривал жене за потерянные перчатки. Хотя сам же месяцами не давал Анне Григорьевне покупать обновы.  онечно, тут было не без мазохизма с её стороны. Словом, всю жизнь Фёдор Михайлович кидался из крайности в крайность, как и его герои. Психотерапевты зовут таких людей «полярниками».
Два полюса: север и юг, плюс и минус.  ак на Земле, как в батарейке. Если полярности в человеке очень ярко выражены, значит, и ток жизни через него проходит такой, что иногда вылетают предохранители. Отсюда пронзительное миро- и жизнечувствие. Мне это понятно.

Свидригайлов
Герои Достоевского в России бессмертны. Они живут рядом с нами. Вот, например, мой сосед. Бывший политрук. Долго служил за границей. Имел дело со всем: и солдатскими побегами, и с самоубийствами. Сейчас этот отставник очень общителен, часто любит порассуждать о повреждении нравов и человеческой природе. Особенно с молодёжью. Со знакомыми он — сама любезность. А жена его и дочка — такие тихони! Слова лишнего боятся сказать.
У него есть собака, овчарка с обвислыми ушами. Раньше он «воспитывал» солдат, теперь оттягивается на  оксе. Пёс молодой и злой, хозяином травленный.  ак только вырвется с поводка — обязательно кого-нибудь укусит. Почему, стало понятно после одной сценки: оборвав поводок,  окс побежал за сучкой. Хозяин поймал его, с сучки стащил, посадил на столик, где мужики забивают козла, и стал лупить поводком. Громко так, с оттяжечкой. И орал: «Не сметь, не сметь!»  окс скулил. Потом хозяин скрутил поводок и скомандовал псу:
— А теперь полюби!
И  окс повиновался. Покорно лизал хозяину щёку. Хозяин наказывал  окса за то, что не позволял себе. Влезать в их садомазохистский дуэт было бессмысленно, оба уже привыкли, да и собака была «частной собственностью».  аждый раз, когда хозяин  окса заговаривает со мной, я вежливо улыбаюсь, а перед глазами стоит эта сцена. Может, и хорошо, что мы видим только парадную сторону его «Я»? Изнанку пусть смотрят домашние.

Старуха-процентщица.
Её мужа забрали в тридцатых. Она осталась с четырьмя малолетними детьми. И ни дня не работала. Считала, что дети должны её содержать. Даже в войну, когда работали все. В 1942-ом, когда было совсем голодно, она отправила своего младшего сынишку к дочери в деревню, а сама жила на его карточку в городе. Тем временем дочь и сын опухали от голода. Потом младший своровал буханку хлеба у соседей. Его посадили.
Когда кончилась война, её младший сын пришёл с фронта. Дочь только-только родила девочку. Бывшему солдату было негде жить. Мать показала пальцем на дочь, кормящую младенчика, и предложила: «Выгони её, да живи здесь». Хорошо, что у бывшего солдата не поднялась рука. Вскоре мать подала иск в суд на алименты со старшей дочери. Та и не отказывалась ей платить, но мать возражала: «Так вернее будет». И не забывала поливать грязью свою дочь перед всеми знакомыми. Она вообще считала: «Нынешних детей, как родить, так и убить надо».
В последние годы она жила с младшим сыном. Тот помаялся — помаялся, да и сказал сестре однажды: «Забирай мать, а то я в петлю залезу».
Наконец она умерла. Три сына и дочь вздохнули с облегчением. Мы никогда не узнаем, сколько раз её дети брали грех на душу, желая ей поскорее сойти в могилу.
А весь секрет был в том, что в семнадцатом году ей было уже двадцать. Она не знала, как жить без мужа с четырьмя детьми и считала, что Бог с ней поступил несправедливо.
Она была зла на мир и сеяла злобу в душах и близких, и далёких людей.   счастью, её дети не передали эту «эстафету ненависти» своим.

Подросток
Он молод, красив, добр и силён. Женщины таких любят. Стоит ему выйти вечером на улицу, приключения ждут везде. Одно из них закончилось не так, как все остальные. Вот его рассказ: «Я познакомился с ней на автобусной остановке, в темноте. Она предложила выпить.  огда я увидел её при свете, понял, что она пьёт горькую. Оказалось, несколько лет назад она угорела вместе с двумя сыновьями, подростками. Сама же забыла закрыть вьюшку в печке. Еле откачали, а мальчиков похоронили. Она не живёт, а умирает. Выглядит так, что ни один нормальный мужик её не захочет.
Она сказала: «Я тебя не отпущу». Я провёл с ней ночь, а наутро она предложила: «Оставайся у меня. Я буду работать на четырёх работах, ты ничего не делай, только будь рядом».
Слава Богу, он понял, что не способен на такую сексуальную благотворительность. И такие жертвы с её стороны ему не нужны. В его планы не входит стать чьим-то смыслом жизни.  онечно, больше они не встречались.

Мармеладов
Дело было в троллейбусе, и всё— правда. Немолодой пьяненький мужичок со слезящимися глазами показывал пассажирам троллейбуса коробку с пирожными «Рафаэлло»:
— Вот, купил жене с премии пирожное «Рафаэлло». Знаете, по телевизору идёт реклама такая. Там женщина просто красавица! А жена у меня — лакомка, очень сладкое любит. Ей бы выйти замуж за генерала. А у меня-то какие деньги, я в школе работаю учителем труда.
В общем-то, весь этот монолог был обращён к одной молоденькой пассажирке, которая сидела напротив.. Её мать умирала, её любимый не хотел её знать, лучшая подруга объявила ей бойкот. Словом, она платила по счетам своей любви. А тут ещё и этот Мармеладов. Что называется, «до кучи». Пьяненький учитель, заметив слёзы у неё в глазах, вызванные его монологом, утешил:
— Не плачьте, пожалуйста. У вас всё будет хорошо. Потому что у вас такие красивые глаза.
От этого захотелось плакать ещё больше.
С тех пор прошло десять лет. Что такое «всё хорошо», я начала понимать только сейчас. Жизнь без надрыва.

* * *
Достоевский очень любил описывать пограничные состояния души человека. Его герои совершают нелепые показные поступки, долго и глубоко копаются в себе, истерично выясняют отношения, убивают, любят и мучаются от своих страстей. Четыре истории, которые здесь приведены, объединяет не только похожесть их героев на персонажей Фёдора Михайловича. Описанные здесь люди испытали на себе некие крайности бытия. Зачем? Лучше всего на этот вопрос ответил популярный бразильский прозаик Паоло  оэльо в последней книге «Одиннадцать минут»: «Большинство людей никогда не осмеливаются заглянуть вглубь своей души и потому никогда не узнают, откуда проистекает их желание выпустить на волю дикого хищного зверя, не поймут, что секс, боль, любовь ставят человека на грань человеческого. И лишь тот, кто побывал на этой грани, знает жизнь. Всё прочее — просто времяпрепровождение, повторение одной и той же задачи. Не подойдя к краю, не заглянув в бездну, человек состарится и умрёт, так и не узнав, что он делал в этом мире».

shares