+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Наталья Ворошина, заместитель главного врача и Евгения Павленко, врач-онколог, заведующая поликлиническим отделением Челябинского областного клинического онкологического диспансера – о том, что общего между профессией врача и водителя, чем опасен экстремизм пациентов и при чем тут Незнайка на Луне.

На ваш взгляд, лучший способ психологической защиты – это…?
Наталья Ворошина: В любой ситуации мы должны оставаться врачами. Это значит смотреть на происходящее как профессионалы – с горячим сердцем и холодной головой. Самое важное – вовремя понять, что мы можем сделать для пациента. Так что думать о способах психологической защиты не приходится.
Евгения Павленко: Бывают моменты, в которых без эмоций не обойтись. Например, когда в качестве пациента – твой друг или родственник. Но даже тогда надо стараться отключать чувства.

Что такого есть в профессии врача, о чем большинство людей даже не догадывается?
Наталья Ворошина: Даже получив образование, не каждый остается в профессии. А тут еще и некоторые СМИ подливают негатива. Врач у них – либо очень плохой, жаждущий только денег, либо очень хороший – картинно улыбчивый, подчеркнуто заботливый. И то, и другое – крайности, они далеки от истины. Конечно, относиться к пациентам нужно по-доброму и с сочувствием. Моральные качества врача должны быть высоки, но на первом месте всегда – знания. Спросите любого, кому больше доверия – грамотному, но строгому, либо доброму, но менее образованному? Конечно, мы выберем первого.
Евгения Павленко: В чем-то наша профессия схожа с профессией водителя: надо отвечать и за себя, и за тех, кто тебе доверился, кого ты взял с остановки. Ежедневно в нашей зоне ответственности – сотни человек. Если честно, это психологически тяжело – делать выбор, от которого зависит чья-то жизнь.
Наталья Ворошина: Здесь важно, чтобы врач и пациент были заодно. К сожалению, пациенты не всегда становятся с нами на одну сторону…
Евгения Павленко: Есть такое понятие – «экстремизм пациентов». Так, увы, можно назвать агрессивность, с которой врачам приходиться сталкиваться со стороны больных и их родственников. Настрой некоторых таков, что им все должны. Как говорит наш главный врач Андрей Владимирович Важенин, те времена, когда люди в белых халатах были незыблемым авторитетом, ушли в прошлое. К сожалению. Вместо благодарностей, люди обрушиваются на врачей с упреками. А поликлинику воспринимают как рубеж, который нужно взять любой ценой, лишь бы попасть в стационар.
Наталья Ворошина: Да, нередко по-хамски ведут себя и родственники пациентов. Условно, их можно разделить на две группы: те, кто хочет, чтобы их родной человек выжил любой ценой и те, кому не нужен тяжело больной родственник. Первые идут до последнего, считая, что онкология уже не та, что прежде, и сегодня поддается лечению буквально все. У вторых только одна цель – как можно скорее пристроить больного в лечебное учреждение. Иногда нам бывает трудно определиться в мотивах, но, конечно, первой категории людей хочется помочь больше. Хотя бы потому, что нам легче их понять.

Но и с теми, и с другими нужно вести себя одинаково?
Наталья Ворошина: Разумеется. Болезнь не щадит никого. И любой пациент ждет помощи. Вскоре она, я надеюсь, станет еще доступней и оперативней с открытием новой поликлиники. Специфика болезни и лечения такова, что людям приходится проводить в стенах клиники большое количество времени. Хочется, чтобы они чувствовали себя максимально комфортно. А здесь будут и пандусы, и широкие лестницы, и лифты на все шесть этажей, и современная лаборатория. Всякий раз, когда я бываю в этом здании, решая рабочие вопросы, ощущаю большую разницу между тем, что есть, и тем, что будет. И конечно, радуюсь грядущим переменам.

Какая из прочитанных книг произвела на вас сильное впечатление? К какой из них вы возвращаетесь наиболее часто?
Наталья Ворошина: Раньше я часто возвращалась к Чехову, но больше он мне не помогает. Теперь выбираю книги по рекомендации своего сына. Вот недавно прочла Стругацких. Что касается произведений о докторах, то, на мой взгляд, их достаточно мало. Могу вспомнить «Казус Кукоцкого» Улицкой, но эта книга меня не впечатлила, несмотря на то, что в ней жизнь врачей описана героически. Есть классический фильм про врачей – «Дорогой мой человек». Там Баталов играет доктора, который прошел войну и у которого совершенно не получается быть чиновником. Думаю, что в душе мы все должны быть такими, как он. Времена меняются, но Дон Кихоты в медицине остаются.
Евгения Павленко: А я возвращаюсь к литературной программе четвертого класса (смеется). Думаю, мамы меня поймут. Много идей о том, что прочитать, нам дает Андрей Владимирович. Например, если вы спросите любого сотрудника диспансера, то все прочили по его совету «Незнайку на Луне». Это та редкая книга, к которой так или иначе возвращаются все.

Дома вы говорите о работе со своей семьей?
Евгения Павленко: Наши мужья работают в этом же диспансере, поэтому мы никак не можем обойтись без подобных разговоров. У Натальи Владимировны муж заведует анестезиологическим отделением, а это более тяжелая и ответственная работа…
Наталья Ворошина: Если у нас есть какое-то право на отсрочку, то хирург и анестезиолог не имеют такого права. Их ошибки слишком дорого обходятся, поэтому они так сильно концентрируются на своей работе. И, безусловно, никогда не удается прийти домой и полностью забыть о том, чем был занят рабочий день. Другое дело, что чем дольше работаешь в медицине, тем больше хочется полноценного домашнего отдыха в кругу своей семьи.

В России не принято обращаться за помощью к психологам. Как вы думаете, почему?
Наталья Ворошина: Каждый должен самостоятельно решать свои проблемы. А если с этим возникают сложности – есть родственники и друзья. Если и это не помогает, многие обращаются к религии. Пожалуй, это та ниша, которая дает силы в самых сложных случаях. Духовная жизнь должна складываться из искусства, чтения книг, посещения выставок и театров. Хорошие фильмы и книги дают жизненные силы. Хотя, конечно, я могу быть не права.
Евгения Павленко: У нас не принято делиться своими проблемами с чужим человеком, и это, наверное, основная причина. По крайней мере, нам, врачам, психологи не требуются, потому что эмоционально выдержать нашу работу под силу далеко не каждому. Зачастую на приеме мы сами становимся психологами, пытаясь объяснить что-то пациенту, сгладить острые углы, найти выход из ситуации. Например, сегодня 35-летний мужчина заплакал у меня на приеме, потому что ему поставили диагноз – рак. Он не понимал, как дальше жить, и я пыталась донести до него мысль, что болезнь не приговор и нужно бороться.

Как сохранить здоровой свою душу?
Евгения Павленко: Профессия врача научила меня тому, чему ни одна другая научить не может – радоваться ежедневно простым вещам. Пошел снег – хорошо. Светит солнце – еще лучше. Ребенок получил двойку – и ладно, зато он живой и здоровый. Когда ежедневно сталкиваешься с болью людей, понимаешь, что истинных ценностей в жизни не так уж много. Это, в первую очередь, здоровье и личная свобода.
Наталья Ворошина: Еще не стоит зацикливаться на мелочах и ругать детей из-за всяких пустяков. Счастье – когда близкие здоровы. Если помнить об этом – приоритеты меняются.

Какое из чувств вы считаете наиболее бесполезным/плодотворным?
Наталья Ворошнина: Редко совершаются достойные поступки, которыми движет ярость или ненависть. Эти чувства бесполезны. Самое плодотворное чувство – благодарность. Своим родителям, стране, учителям.
Евгения Павленко: На мой взгляд, бесполезно уныние. Человеку важно испытывать желание узнавать новое – это полезно. Жизнь одна и второй не будет, и заново сегодняшний день не перепишешь.

Бесконечно можно смотреть в глаза человека, который…
Наталья Ворошина: Улыбается.
Евгения Павленко: Любящего и любимого тобой.

shares