+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

«Моя первая собака – немецкая овчарка черного цвета по имени Джесси. Таких шикарных и умных собак, как она, сегодня днем с огнем не сыщешь. К сожалению, большинство пород вырождается, к тому же в свое время в Россию было завезено очень много генетического брака, и этот материал продолжает ухудшаться», – говорит Владимир Луженков, спасатель 2 класса Поисково-спасательной службы Челябинской области, судья-эксперт кинологической службы МЧС России и обладатель звания «Лучший спасатель-кинолог Уральского региона». И все-таки вы любите собак? – задаю, наверное, самый глупый из возможных вопрос и вдогонку еще один – и если любите, то за что? «Любят не благодаря, а вопреки, – отвечает Владимир Николаевич, – Вам капучино? Мне зеленый чай с лимоном. А теперь давайте расскажу все по порядку».

Так что там с генетическим браком, Владимир Николаевич?
А там то, что современных заводчиков я называю разведенцами. Разводят не породу, а людей на деньги – так можно сказать. Сегодня внешний облик собаки может полностью соответствовать стандартам, а вот такие ее данные как нервная система и способность к обучению порой могут быть хуже некуда. Мы, рожденные в СССР, привыкли, чтобы все было по ГОСТу, чтобы со знаком качества было. С другой стороны, поистине хорошие явления в этой жизни – большая редкость. Качественная вещь, грамотный специалист, здоровая и умная собака – все это из одного ряда настоящих и редких ценностей.

Вот уже пять минут, как вы не отвечаете, за что же любите собак?
А я, наверное, не всех собак люблю. Я люблю тех, что обучаемы и умны.

Но какое собачье качество подкупает вас больше всего?
Драйв. Собаки очень драйвовые создания, очень умные. Очень умные! Они хозяина считывают на раз-два. Стоит один только раз совершить ошибку, и она будет использована против тебя. (смеется). Манипулируют они лучше, чем многие люди. Может быть, поэтому ситуация, когда не хозяин владеет собакой, а собака владеет хозяином, встречается все чаще. Чтобы такого не было, нужно вовремя обратиться за профессиональной помощью. Смоделировать поведение собаки всегда проще, чем корректировать. И стоит гораздо дешевле. Но, конечно, самое главное происходит в начале пути. Каждый день ко мне как кинологу взрослые люди подходят с абсолютно детскими вопросами. Говорят: нам бы собаку породистую найти да без документов, не подскажите, где? Подскажу, конечно. На птичьем рынке. Там породу какую хотите найдете и купите за небольшие деньги. Только не нужно удивляться потом, если через время окажется, что ваш «ребенок» страдает психическими или генетическими заболеваниями. Для того, чтобы сосуществование с собакой было комфортным, нужно сто раз подумать над тем, какую породу выбрать. Каждая из них была создана с какой-то целью, например, чихуахуа, чтобы сидеть на ручках.

А шарпей, чтобы драться?
Не столько, чтобы драться, сколько чтобы охранять. Я читал, что эта древнейшая китайская порода была выведена чуть ли не для охраны императорского замка от львов и тигров. Так вот прежде чем собаку завести, человек должен понимать, для чего она ему: чтобы охраняла, или чтобы ее в сумочке носить? В любом случае начинать занятия с собакой нужно как можно раньше. Часто люди думают, что щенок еще слишком мал, чтобы понимать что-то, они надеются на время, по истечении которого он поумнеет сам по себе. Но этого никогда не случится. Почему-то у многих начинающих собаководов дрессировка ассоциируется с чем-то сложным и обязательно неприятным для собаки. Пусть немного подрастет, а уж потом мы возьмемся – рассуждают они. Только когда – потом? Когда милый толстый увалень вдруг превратится в 30-килограммового песика и попробует занять место вожака в стае-семье? Такие примеры, к сожалению, не редки. Обычно за этим следует отказ от собаки, которая оказывается либо на улице, либо в приюте, либо на ветеринарном столе в ожидании последнего в ее жизни укола. А началось все не внезапно и не вчера. Просто хозяин посчитал себя большим знатоком собачьей психологии, чем профессионалы, которые в один голос твердят о необходимости воспитания любой собаки с первого же ее дня в вашем доме. Собака – стайное животное, ей жизненно необходимо знать свое место в иерархии и подчиняться правилам, установленным вожаком, то есть вами. Не устанавливая для нее эти правила, вы даете ей основание полагать, что это ее прерогатива. Пустоты в природе не бывает – кто-то должен взять на себя функцию «начальника». В период взросления и возмужания собаки происходит такая проверка: кто главный – вы или собака…

Какие еще ошибки часто допускают владельцы собак?
Например, меня волнует вопрос: куда они их кормят? Ну вот куда?! Иной раз думаю: неужели этот человек не видит, что его собака, мягко говоря, толстая? А если честно говорить – жирная. А он говорит мне: но она же так преданно в глазки смотрит, лакомство просит. Страшная глупость. Вообразите себе пятилетнего ребенка с весом в сто килограммов. Это ненормально. Так почему считается нормальным доводить до такого состояния собаку?
Еда – вообще отдельная тема. Именно едой можно решить очень многие вопросы воспитания. Как люди не работают за бесплатно, так и собаки не должны за бесплатно кушать. Иногда нужно посадить свою собаку на голод, сделать ей печаль и грусть, чтобы она поняла, чего же вы от нее хотите. Ни в коем случае я не говорю о физических методах воздействия, здесь нужен метод положительного подкрепления и бесконфликтной дрессировки. Собака сделала все правильно и получила награду – шикарнейшая ведь методика. А все, что касается механического воздействия, категорически не одобряю. Я всегда говорю владельцам собак: представьте, подходит руководитель, треплет за шкирку и в грубой форме указывает, что тебе, Васе эдакому, делать. Или же он подходит и вежливо просит вас, Василия Ивановича, о чем-то – какой из двух вариантов вы выберете? Вот и собака не выбрала бы первый. Но, конечно, самое главное в любых отношениях, и с собакой в том числе, – это время. Я и мой пес Грей начали понимать друг друга с полувзгляда, лишь когда тому стукнуло пять лет. Еще важно доверие. Своей собаке нужно доверять, иначе она почувствует ваше волнение, что сочтет за слабость.

Как Грей появился у вас?
Когда я только пришел в городскую службу спасения, там уже были ребята, которых интересовало кинологическое направление. Я тоже взял щенка и стал заниматься с ним. В мае этого года Грею будет двенадцать лет. Мы очень многое прошли с ним вместе. Уже через год после начала занятий поехали на первые соревнования, где завоевали титул чемпионов Приволжско-Уральского региона. В 2012 году мы выиграли российские соревнования, и это был большой резонанс во всей кинологической России.

С чем это было связано?
Дело в том, что на тот момент я ушел из городской спасательной службы… То есть по сути был добровольцем. Пусть и не работая спасателем какое-то время, я все равно стремился сохранить все свои навыки и умения. Вновь я оказался в профессии, поступив в аварийно-спасательное формирование «ЭКОСПАС», а в 2015 году перешел в ГУ «Поисково-спасательная служба Челябинской области». Начальник службы Игорь Николаевич Шалковский проявил большой интерес к развитию кинологии, оказывая нам помощь и поддержку. Постепенно к нашей группе стали примыкать добровольцы – это люди, которые хотели приобщить своих собак к такому благородному делу как помощь людям. После длительных и упорных тренировок многие из них аттестуются как спасатели и в дальнейшем привлекаются на реальные поисково-спасательные операции. Вообще аттестация включает в себя три этапа. Первый – проверка ловкости и послушания. Второй этап – поиск в природной среде, когда на определенной площади за определенное время собаке нужно найти двух и более людей. И третий этап – техногенный, когда имитируется завал, в котором собаке также нужно найти человека.

То есть во время спасательных операций собаки в первую очередь используются как поисковики?
Ничто не сравнится с собачьим нюхом, поверьте мне. Благодаря этому природному качеству хорошо обученная собака способна быстро найти живого человека в завалах жилых и производственных помещений. Гораздо сложнее дело обстоит с собаками, которые задействованы в поиске тел погибших. Раньше по всей России таких собак было восемь, три из них находились в Челябинске. На сегодняшний день такая аттестация есть только у моего старичка Грея, но и она перестает действовать буквально через два месяца.

Почему собак, которые могут найти погибшего человека, так мало?
Представьте, рухнувший дом, в котором чего только не было. Перед собакой стоит задача найти именно человека, а не протухшую свинину, говядину или курицу. Вот почему к подготовке таких собак есть особенные требования. Многие не подходят в силу темперамента или своих природных данных. Собака для поиска погибших должна быть очень спокойной и даже неторопливой. Что касается породы, то лучше всего подойдут охотничьи с вытянутой мордой. Порода с короткой мордой для такой работы не годится, ведь чем длиннее нос, тем острее нюх. Это как с ружьем: чем длиннее ствол, тем больше убойная сила. Если говорить в целом о собаках-спасателях, то подавляющее большинство из них это лабрадоры, а также немецкие и бельгийские овчарки. Есть среди спасателей и метисы, а вот дворняжек очень и очень мало. Все-таки от поколения к поколению в них вырабатывалась установка на выживание и сохранение, поэтому дворнягам крайне сложно социализироваться и жить с человеком.

На фотографиях рядом с вами есть еще одна собака. Кажется, ее зовут Фенди?
Да, это собака моей жены. Лена примкнула к ЧелСпасу в 2011 году. В то время у нас жила отказница, девятимесячный лабрадор. Моя жена начала заниматься и тренироваться с ней. Со временем собака стала аттестованным спасателем с дипломом по общему курсу дрессировки, то есть практически была готовым специалистом, но в возрасте трех лет погибла. Через два-три дня после этой трагедии я принес домой трехмесячную Фенди, чтобы моей жене стало хоть немного легче. Мы сразу начали обучать ее примитивным командам. Тогда стало понятно, что это лабрадор другой, скажем так, современного разведения, и у нее совсем не такие данные, как у Грея. Несмотря на это в возрасте восьми месяцев Фенди уже была готова к аттестации, но пройти ее не получилось, поскольку по нормативам собаке должно быть не меньше двенадцати месяцев. Когда пришло время, мы все-таки аттестовались, после чего принимали участие во многих соревнованиях, занимая призовые места.

Чувствую, что вас нет ни капли предвзятого отношения к своей собаке…
А к своим я отношусь строже всего. Как говорится, бей своих, чтобы чужие боялись. Я как судья, принимающий экзамены у собак, крайне требовательный. Не могу позволить себе допустить к реальной работе собаку, которая к ней не готова. Завтра именно от нее может зависеть чья-то жизнь, и не исключено, что эта жизнь будет принадлежать мне или моим друзьям. Я часто вспоминаю одну спасательную операцию, когда во время строительства дома на рабочих рухнул свежезалитый бетонный потолок толщиной в сорок сантиметров. Приехав, мы увидели бетонную простыню, под которой находились люди. И туда мне пришлось запустить свою собаку. Погруженная по колено в этот вязкий бетон, она искала людей. В результате было найдено двое – к сожалению, одного из них спасти не удалось. Любая авария страшна этим. Страшно допустить ошибку, страшно не спасти. Сразу после того, как спасатель обыскал территорию с собакой и сказал: здесь чисто, живых нет, на месте начинает работать спецтехника. И не дай бог там будут живые, которых ты проворонил… Такую ошибку невозможно простить, особенно самому себе.

Владимир Николаевич, а знаете, что?
Что?

У вас не работа. И даже не предназначение. У вас особенная миссия.
Знаю. Но давайте никому не будем об этом говорить?

Давайте.

Люди с большой душой всегда такие скромные – подумала я и выключила диктофон. Владимир Николаевич допил чай с лимоном и улыбнулся.

shares