+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Что началось вперед: город Кыштым или Кыштымский медеэлектролитный завод? Однозначного ответа на этот вопрос до сих пор не существует. Первые документы о Кыштыме как о городе появились в 1757 году, именно в то время, когда на территории Челябинской области Никитой Демидовым было заложено великое предприятие, имя которого на сегодняшний день гордо звучит в мировом масштабе. В чем заключается главная сила завода, и почему на протяжении почти 260-ти лет предприятие и город остаются неразрывно связаны друг с другом, нам рассказал генеральный директор ЗАО «КМЭЗ» Андрей Викторович Кудрявцев.

dsc_0569

Андрей Викторович, завод существует более чем два с половиной века и, насколько мне известно, у него очень интересная история.
Это действительно так. В свое время Кыштымский медеэлектролитный завод был градообразующим предприятием. На тот момент площадок было две: Верхнекыштымская, где находился чугунно-литейный завод, и Нижнекыштымская, на которой располагался железоделательный завод. Но с тех времен здесь ничего не осталось. К нам приезжали археологи, пытались найти следы прошлых лет, поскольку завод интересен как памятник промышленной культуры. Последнее здание, которое сохранилось на сегодняшний день датируется 1911 годом. Сегодня это совершенно другое предприятие. Демидовский завод был продан через наследников и стал английским предприятием. Именно здесь впервые в России еще до революции была получена катодная медь. После революции предприятие национализировали, как все иностранное на территории России. Руководство завода всеми силами пыталось его защитить, даже с Лениным встречались, но ничего из этого не вышло, и Кыштымский завод начал новый путь. Сперва его присоединяли к Карабашскому заводу, затем КМЭЗ был объединен с Уралэлектромедью в Пышме, а позже на волне акционирования предприятие стало отдельным акционерным обществом, каким остается и сегодня.

Вы работаете на заводе с 2004 года, именно тогда начался процесс его присоединения к РМК. Насколько сильно ощущается ускорение?
Я бы сказал, что с приходом РМК полностью поменялась идеология работы. Медь в России производят только три предприятия: Норильский никель, УГМК и мы. В 90-е годы технологическая цепь УГМК уже была сформирована, поэтому Кыштымский медеэлектролитный завод рисковал остаться без сырья. Приход Русской медной компании оказался очень своевременным, и именно благодаря РМК завод удалось интегрировать в цепь.

Почему интеграция была так важна для КМЭЗ?
Заводу, который находится в конце производственной цепочки, жить самостоятельно очень сложно, если он не будет четко обеспечен сырьем. На тот момент КМЭЗ в основном перерабатывал вторичное сырье – лома. Конечно, ломов не хватало, загрузка падала, в итоге было принято решение запустить Карабашмедь, который к тому времени стоял почти семь лет. Это решение поддержал на тот момент губернатор Челябинской области Петр Сумин. Он понимал, что в противном случае серьезный город и серьезный завод останутся без загрузки. На тот момент Кыштым не обладал достаточной финансовой мощью, чтобы мы могли запустить Карабашмедь на свои деньги, решив при этом серьезные экологические вопросы. Именно в этот момент на Урал зашла Русская медная компания, и в Карабаше, как и в Кыштыме, начался совершенно новый научный виток развития. С 1999 года Карабашмедь начал выпускать черновую медь, которая в полном объеме поступала на Кыштымский завод. В сумме это давало нам около 9 тысяч тонн сырья, благодаря чему электролиз полностью загрузился. С того времени производственная мощность завода выросла с 80 до 120 тысяч тонн в год. В этом году на нашем заводе состоялось уникальное событие – мы перестали выпускать катодную медь из вторичного сырья. Впервые за всю историю минеральное производство сырья в Карабаше сравнялось с нашей производственной мощностью, и те усилия, которые продолжались 10 лет, принесли свои плоды. Поэтому сегодня мы четко управляем себестоимостью продукции, понимаем свою рентабельность и свою стратегию по загрузке.

kae_0030

По пути на интервью я встретила пожилого человека и спросила у него, как проехать к заводу. В одно мгновение он сделался лет на 20 моложе и с такой гордостью показал направление. Уверена, что это ваш ветеран.
(Улыбается). Все возможно. Завод всегда был неким гарантом стабильности для людей, сюда старались попасть. Я сам работаю в металлургии уже 30 лет, бывал на разных предприятиях и видел разные ситуации. В конце 90-х у многих была годовая задолженность по зарплате, здесь же за все время существования завода зарплату задержали только один раз на неделю. Это уникальная ситуация, и таких предприятий очень мало. Сегодня на КМЭЗ работает 1300 человек, примерно столько же у нас ветеранов. Каждого из них мы знаем лично и всегда поддерживаем – четыре раза в год выплачиваем определенную сумму денег, проводим праздники, поздравляем с днем рождения. В таких маленьких городах как Кыштым на предприятиях работают целые династии, соответственно, ветераны – это отцы и деды наших работников, и эта связь не должны обрываться. Сегодня система старого профобразования разрушена, поэтому все навыки рабочие получают на личном опыте. На заводе есть собственный лицензированный учебный центр, где мы путем наставничества обучаем людей. К примеру, человек приходит без образования по самому низкому разряду, но если у него есть желание зарабатывать больше, мы планомерно объясняем как это сделать. И на наших глазах сотрудник развивается, сдает квалификационные разряды. Что касается инженерно-технических работников, то сегодня мы начинаем заключать договоры с институтами, чтобы в будущем получить специалистов, которые нам нужны.

Какие позиции занимает завод в миром масштабе?
Мы часто принимаем у себя зарубежных гостей и бываем гостями у них, поэтому видим, кто как работает. Могу сказать, что на сегодняшний день КМЭЗ – достаточно современное предприятие. Дело в том, что В 90-е годы здесь произошла уникальная вещь: в то непростое время, когда многие предприятия просто останавливали свою работу, предыдущему руководству удалось полностью модернизировать Кыштымский завод. Еще тогда здесь были использованы все мировые достижения и впервые в России была применена передовая безосновная схема наращивания меди. Вся система переработки шламов и разливочный комплекс были сделаны по финской технологии. С того времени многое изменилось, завод не стоит на месте. В 2005 году мы запустили второй цех электролиза меди, построенный по аналогичной финской технологии, а чуть позже, в 2007 году, был запущен цех катанки, что сыграло в плюс экономике предприятия. На тот момент пошлина с продажи катодов на экспорт составляла 10%, это 500 – 600 долларов. Работая на ломах, никто не мог себе позволить такую маржу. На катанку никакой пошлины не было, а себестоимость ее передела составляла около 60 долларов – экономия в 10 раз. Цех по производству катанки был полностью спроектирован американскими специалистами и бесперебойно работает по сей день.

Недавно ваши инженеры посетили заводы в Канаде и Мексике.
Да, в рамках плановой замены матриц мы провели тендер, и канадцы его выиграли. Наши специалисты посмотрели, как эти матрицы изготавливаются, а после съездили на мексиканский завод, где они реально работают. Плюс подсмотрели некоторые вещи, которые сейчас мы пытаемся опробовать у себя в медеплавильном цехе. Вся наша работа направлена на улучшение технологических параметров. Кстати, скорость наращивания меди в электролите у нас на сегодня одна из самых высоких в мире. А вообще мы каждый год стремимся внедрять что-то новое. В следующем году запланирована установка немецкого рукавного фильтра, что позволит решить экологический вопрос, а самое главное, коэффициент очистки газов в новом фильтре будет гораздо выше. Потому что любой выброс – это реальная потеря металла, в том числе некоторого количества золота и серебра. Ни один современный завод не станет этим разбрасываться.

Продукция Кыштымского медеэлектролитного завода идет на экспорт?
Емкость российского рынка меди составляет 300-350 тысяч тонн, а объем производства – 850-900 тысяч тонн. Поэтому значительная доля нашей продукции отправляется на внешний рынок. Медная катанки и медные катоды, выпускаемые КМЭЗ, востребованы и в Европе, и в странах Ближнего востока благодаря высокому качеству.

Исторически сложилось, что завод строился как отдельный город. А как сегодня развивается социальное партнерство предприятия и администрации Кыштымского городского округа?
Это была идеология всех металлургических заводов. Действительно, все, что сегодня есть в Нижнем Кыштыме, когда-то было заводское: детские сады, школы, магазины, рестораны, Дворец культуры, профилакторий. Мы несли эту социальную нагрузку с момента основания предприятия, но после акционирования постепенно стали передавать объекты городу. Сегодня Кыштымскому медеэлектролитному заводу принадлежат только зона отдыха и ДОЛ «Радуга». Тем не менее мы не теряем сложившуюся с городом связь и всегда откликаемся на просьбы администрации. Все мы здесь живем и работаем, поэтому должны обеспечивать людям определенный уровень жизни. Но если раньше администрация городского округа в большей степени обращалась к нам внепланово, исходя из приоритетных проектов, то в сентябре 2016 года между КМЭЗ и администрацией города состоялось подписание договора социального партнерства. Это очень удобно тем, что в рамках договора мы имеем возможность на год вперед запланировать бюджет, который будет направлен на социальную сферу.

Какие социальные проекты будут реализованы в ближайшем будущем?
Капитальный ремонт нужно проводить во Дворце культуры, по затратам он обойдется нам в 4 миллиона рублей, и я надеюсь, что в рамках договора нам удастся запланировать эти средства. Несмотря на то, что Дворец культуры в 2015 году был передан на баланс администрации, мы всегда готовы оказать помощь по его содержанию. Для Кыштыма это особенное, родное место. Не так давно в центре города частные предприниматели построили Ледовый дворец, но им не хватило денег, чтобы довести его до ума. Сейчас требуется достройка и запуск. Возможно, что именно мы будем участвовать в этом проекте. Кроме того в следующем году у нас очень знаковое событие – и Кыштым, и Кыштымский медеэлектролитный завод будут отмечать свой 260-летний юбилей. Затраты на проведение праздников – Дня города и Дня металлурга – также будут закладываться в договор о соцпартнерстве. Русская медная компания в этом году оказала финансовую поддержку в размере 900 000 рублей кыштымскому театру танца «Пульсар», который смог блистательно выступить на международном фестивале в Болгарии. Еще 1 млн рублей было перечислено на ремонт Храма Рождества Христова. Финансирование Русской медной компании помогает нам реализовать действительно масштабные и важные для города проекты.

shares