Принципов, которыми она руководствуется в жизни, много. Но есть и основной, касающийся профессии в полной мере: относиться к людям так, как хотелось бы, чтоб они относились к тебе. Не будем говорить, насколько самозабвенно отдается эта энергичная женщина работе. Обойдемся без пафоса. Ведь по большому счёту все врачи беззаветно преданы своему делу. Между тем был момент, когда пришло осознание: «Я хороший доктор». 

Виолетта Каган

Беременные пары

– Это случилось несколько лет назад, – рассказывает кандидат медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии Уральской государственной медицинской академии дополнительного образования, врач частного медицинского центра «Дельфин» Виолетта Каган. – Скорее даже, пришло некое понимание: многие пациентки хотят, чтоб роды провела у них именно я. Специальность у меня акушер-гинеколог, хотя я, конечно, больше акушер. Люблю работать с «беременными парами», как мы их называем. Женщины приходят со своими мужьями, партнёрами. Очень люблю непосредственно вести роды. 

Есть твердое убеждение у нашей героини: роды – это не болезнь. Врач необходим тогда, когда нужно что-то лечить. А при родах лечение сводится к минимуму. Если это желанная беременность у здоровой женщины, то, чем меньше акушер вмешивается, тем больше пользы и для ребёнка, и для мамы. Виолетта Валериановна старается быть наблюдателем. Безусловно, случаются ситуации, при которых без вмешательства не обойтись. Но хотелось бы, чтоб их было меньше. 

Сколько довелось принять родов?.. Она никогда не считала. Может быть, тысячу или две… А вот первые запомнила навсегда. Точнее, это было кесарево сечение. Она проходила тогда интернатуру в областной акушерской гинекологической больнице. 23-летняя врач не задумывалась о результате, главное было… чтоб не ругал ассистент. Безусловно, хотелось соответствовать высококлассному специалисту с именем, с положением. Её не ругали, и всё прошло успешно. Между тем, сейчас Каган – сторонник естественных родов. Количество кесаревых сечений, прогрессивно выросшее за последние годы, далеко не всегда свидетельствует о мастерстве акушера-гинеколога, а чаще оправдывает те ситуации, при которых врач расписывается в своём бессилии, убеждена наша героиня. 

Виолетта Каган

Семейные узы

В детстве она, конечно, играла в куклы. И уколы им, безусловно, делала, как же без этого? Но о врачебном поприще никогда не задумывалась. Мечтала быть учителем, в школе занималась в литературном кружке. И всё же судьба привела её в мединститут, к великой радости папы. Он очень хотел быть врачом, но такой возможности жизнь не предоставила. Зато дочки реализовали его мечту сполна. 

Во взрослую семейную жизнь Виолетта вошла неожиданно. Можно сказать, с легкой руки подруги. Был трудный период тогда. Она рассталась с молодым человеком, и казалось, что случилось нечто непоправимое. Подруга Юля Беляева всегда оказывала поддержку. И сейчас, к слову, оказывает. Она тоже акушер-гинеколог, заведует вторым гинекологическим отделением горбольницы №1. «Слушай, – сказала она как-то на лекции Виолетте, – ты не расстраивайся. Вон смотри: заходит сейчас в кабинет Борька Каган. Он будет твоим мужем…». 

Они учились на одном «потоке». Борис регулярно опаздывал на все занятия. Виолетту, как человека ответственного и пунктуального, это очень раздражало. Только через полгода судьба свела будущих супругов. Их группы попали на занятия в одну аудиторию. Виолетта сидела за последней партой. Борис по традиции опоздал и был вынужден сесть рядом на единственное свободное место. Так всё и закрутилось…

Виолетта Каган

Лучший сын

Они вместе уже 23 года. Вырастили прекрасного сына. Евгений в прошлом кавээнщик популярной команды «Контора», был лауреатом Потанинской стипендии, закончил с отличием ЮУрГУ, работает по специальности – занимается менеджментом, учится в аспирантуре. 

– Мы немало усилий приложили с мужем, чтоб сын не пошел в мединститут, – рассказывает Виолетта. – Был такой период (и до сих пор он в нашей стране, к сожалению, не завершился), когда врачи и учителя не слишком много зарабатывали. Тем, что получаю удовольствие от акушерства, я обязана своему мужу, который в своё время ушёл из медицины и трудится в строительной компании. В прошлом Борис – анестезиолог-реаниматолог. Много и тяжело работал в хирургической реанимации. Тяжело, потому что это одна из самых сложных специальностей, которая забирает здоровье у врачей, а благодарность больных – большая редкость. Когда человек покидает реанимацию, он старается забыть, что там побывал. Нормальная, в сущности, реакция. 

Сын – самое большое достижение в жизни семьи Каган, гордость. Замечательного вырастили человека, никогда он не огорчал родителей. «Жалко только, что один он у нас, – вздыхает Виолетта Валериановна. – Просто так жизнь сложилась: сначала квартиры не было, потом денег. Впрочем… это, конечно, всё отговорки. Любимая профессия – это прекрасно, но важнее семьи нет ничего в жизни каждого человека. Другой вопрос: признаемся мы себе в этом или нет. И чем семья больше, тем лучше. Низкий поклон моим родителям! К счастью, они живы и здоровы. Знаете, даже нет слов выразить, что они значат для меня». 

Зинаида Николаевна и Валериан Федорович Соколовы  – скромные инженеры. Безусловно, они приложили максимум усилий, чтобы и Виолетта, и её младшая сестрёнка Наталья стали теми, кем они стали. «Сестра тоже очень много для меня значит, – делится Виолетта. – Мы общаемся с ней ежедневно, несмотря на то, что в детстве и дрались, бывало, и подшучивала я над ней (смеется). Она достигла профессиональных высот, тоже гинеколог, руководит поликлиникой №1, часто советуемся по профессиональным вопросам. Она другая: по складу характера и внешне, более спокойная, уравновешенная, тактичная, дипломатичная, чего мне зачастую не хватает. Я очень её люблю».

А ещё, рассказывая о семье, Виолетта призналась, что скучает… по мужу и сыну. Они увлечены спортом, а у неё не хватает на это времени. На велотренажере разве что дома ездит, да с подругами уже 10 лет каждую среду ходит в баню (тоже ведь спорт своеобразный). Но вот совместных вечеров с «любимыми мужчинами» мало. А так хотелось бы… 

Виолетта Каган

Природная мудрость 

В её профессиональной практике была тройня. Одна-единственная. Рожала 23-летняя женщина из Златоуста. Прежде у неё уже было двое родов, но всё складывалось трагически, счастья материнства она так и не испытала. И вдруг – компенсация мудрой природы. Третьи роды – и сразу три ребёнка! Каган работала тогда в горбольнице №10 и была совершенно не готова к тройне, потому что все УЗИ, которые были у женщины, показывали двойню. Когда на свет появился второй малыш, акушер, скрывая собственный испуг, предупредила мамочку: «Сейчас будем ещё одного рожать». На что мамочка резонно заметила: «В такие моменты так не шутят…» Но шутить никто и не собирался. Спустя некоторое время женщина благополучно выписалась вместе с тремя детками.

Виолетта Каган

Партнёрские роды

Кто-то считает это данью моде или прихотью врачебной. Но Виолетта Каган уверена: если женщины и их мужья подходят к партнёрским родам осознанно, помощь существенна. 

– Ведь зачинают ребёнка они вместе, в идеальном варианте практически вместе вынашивают беременность. Так что муж и при родах может быть помощником. Добрые слова, ласка, преданные взгляды… Максимум два-три раза рожают женщины в нашей стране. Но чаще речь идёт всё-таки о единственном ребёнке. Это ведь такое событие! Самое важное в жизни пары. 

– А как же позиция сексопатологов, которые считают, что это может повредить интимной жизни?
– Знаете, если мужчина в своей жене видит исключительно объект для получения оргазма, то ему не нужно на родах присутствовать. Но если он общается с ещё не родившимся малышом, трепетно относится к беременности… Когда пара говорит «у нас будет ребёнок», я всегда уточняю: «Он у вас уже есть. Просто находится сейчас в той среде, где ему наиболее комфортно и пока не готов к тому, чтоб попасть в этот далеко не безоблачный мир». Я не люблю перегибов, партнёрские роды – далеко не общая установка. Они уместны только по обоюдному желанию, только тогда, когда есть определенная готовность мужа помочь своей жене родить, а своему ребёнку – родиться. Вы бы видели глаза этих папочек, присутствующих на родах. Суетятся, боятся, целуют жен, руки трясутся… Хочу вам сказать, что большинство мужчин плачет в момент рождения ребёнка. И стесняются они этого напрасно. Это совершенно другие слёзы. Слёзы не слабости, а силы. Мужчина чувствует свою ответственность и за жену, и за только что появившегося на свет младенца. Думаю, более сильных эмоций не доводится испытывать в жизни. А потому мне очень приятно, когда приходят рожать вместе с мужьями. Не очень понятно, когда – с мамами. Такое бывает, кстати, довольно часто. Мне, кажется, это некое подавление… 

– Психологически мама меньше помогает, чем муж, вы считаете?
– А нормально это, когда мать видит, как страдает её ребёнок?..

– В обморок мужья падают?
– Такое бывает. Чтобы этого избежать, стараемся вначале пообщаться. Если мужчина не хочет непосредственно в момент рождения присутствовать, никто не будет заставлять. Может присутствовать только во время схваток: погладить, поцеловать, сказать что-то, может быть, просто посидеть рядом. 

Виолетта Каган

Чего нам ждать?

– Вы воспринимаете рождение, как чудо? 
– Наверное, нет, потому что я закончила мединститут. Это мешает отчасти. Вообще моя работа уносит огромное количество эмоций. Она их даёт, но и забирает. Не знаешь, чего больше, чего меньше. Если врач относится к родам, как к чуду, очень трудно восстанавливаться. Я реалист, чудес в жизни, думаю, не бывает. Впрочем, если подходить с точки зрения не ра-зума, а сердца, конечно, это чудо. Очень трепетный момент, на самом деле. Акушеры тоже испытывают яркие эмоции. 

– Сейчас есть хорошая отговорка, чтобы не рожать, – кризис. Чего же нам ждать?
– Количество рождаемых детей, безусловно, отражает ситуацию в государстве. Я в этом сумела убедиться. После кризиса 98-го года на самом деле снижались показатели рождаемости. Может, они снизятся и сейчас. Но первого ребёнка люди всё равно рожать будут. А вот по поводу второго и третьего, честно скажу, у меня оптимизма нет. Между тем, есть и другие причины. После первых родов женщины, как правило, с большим трудом приводят себя в порядок. Однозначно меняется и физическое состояние, и физиологическое, и психологическое. Не хочется повтора этих бессонных ночей, боятся каких-то болезней, лишних килограммов, конечно. Надо опять же карьеру успеть сделать. Я не считаю, что женщина должна лишать себя этого. Но в любом случае быть мамой – это здорово! Отдача не заставит себя ждать. Если ты хорошая мама, то и ребёнок будет замечательный. Если получилась незапланированная беременность, вместо того чтобы думать, почему нет, лучше задуматься, почему да? Понятно, что большинство акушеров-гинекологов склонны уговаривать женщин сохранить беременность. Но нас далеко не всегда слушают. Психологи рекомендуют взять чистый листок бумаги, написать все «за», потом – все «против». А я рекомендую выбросить этот листок и подумать о том, что ребёнок «не будет», а уже есть. И это перекроет все «против». Хотя, разумеется, планируемая беременность – вариант желаемый. К счастью, в современном обществе всё больше пар готовятся к ней, приходят к врачу не за тем, чтобы имеющиеся болезни во время беременности лечить (а хороших лекарств в этом периоде не бывает), а чтобы спросить о чём-то, обсудить перспективы.

– И в заключение – сакраментальный вопрос. Кто всё-таки лучше: мальчики или девочки?
– Вы знаете, как я на него отвечу (смеётся). Для меня однозначно лучше мальчики, потому что у меня сын – самое главное, самое дорогое, что есть в жизни. А вообще я думаю, что для нормальных в психологическом плане родителей это не важно. Лишь бы у ребёнка было здоровье, лишь бы в жизни всё у него сложилось хорошо, чтоб был самодостаточным, любящим и любимым. 

Виолетта Каган

Есть пары, которые «рожают вместе с Каган» уже по третьему ребёнку и… собираются ещё. Во время приёма позвонила женщина, у которой врач вела и принимала роды семь лет назад. «Мы опять созрели, хотим у вас наблюдаться», – раздалось в трубке – и улыбка в миг, осветила лицо Виолетты Валериановны. Вот такое оно, профессиональное акушерское счастье. Вот такие они, первые люди, которые берут нас на руки, когда мы приходим в этот мир.