В средневековье рождение сросшихся братьев или сестер считали колдовством или происками дьявола. В XVIII веке полагали, что близнецы, изначально разделенные, срастаются в утробе матери. Как только ни пытаются объяснить их появление на свет: это и генетический сбой, и даже проявление раздвоения личности (кстати, термин «сиамские» появился благодаря прославившимся на весь мир братьям-циркачам Чангу и Энгу. Сросшиеся в области талии близнецы родились в 1811 году на полуострове Сиам (ныне Таиланд)). За целое тысячелетие было проведено только 200 операций по разделению сиамских близнецов. Разделить «чудо природы» по-прежнему трудно. Каждый случай поистине уникален. Немногие знают, что такая операция была проведена в 1991 году в Челябинске. Лев Борисович Новокрещенов, на тот момент заведующий кафедрой детской хирургии, ортопедии и травматологии Челябинского мединститута, разделил близнецов, родившихся с общей печенью.

«Миссия» узнала, как живут уникальные сестры сегодня.

  (© 2021 МИССИЯ )

– Чай будете? – спросила Аня, когда я только переступила порог квартиры, в которой стены явно и безапелляционно просили хоть чуть-чуть ремонта. В ту же минуту она уже наливала сладкий чай, с наивностью интересуясь, сложно ли быть журналистом.

Таня сидела в кресле, улыбалась мне и играла с кошкой так, как будто дрессировала ее перед очередным выступлением на арене цирка. Та, похоже по привычке, выпускала когти.

– Я недавно съездила к знакомым в Красногорск, – начала рассказывать Аня, – так там все очумели просто, когда моя подруга сказала, что я сиамский близнец. Не поверили мне, попросили привезти газету, в которой наша с Таней фотография напечатана.

– Да, часто, если мы кому-то говорим, что мы сиамские близнецы, у нас начинают просить автограф, – продолжила Таня, отдергивая руку от когтей кошки.

– Нам это не очень нравится, но мы уже привыкли к такой реакции, – заключила Аня. – Я, например, считаю себя обычным человеком, я – как и все. Да и Таня тоже. Хотя иногда я думаю, почему такой родилась? Подружки мои, как и все люди родились, а я по-другому. Почему? Хочется быть, как все.

Аня еще переживает, что в топиках им нельзя ходить – большие шрамы и отсутствие пупков всех пугают.

– Да, ну и что, пусть все завидуют, что они похожи друг на друга, а мы ни на кого не похожи. И операцию пластическую делать не собираемся, привыкли уже, – твердо заявила Таня.

  (© 2021 МИССИЯ )

Аня и Таня Коркины – те самые сиамские (а правильнее говорить – неразделенные) близнецы, родившиеся в Челябинске в 1990 году. Тогда их появление на свет стало местной сенсацией. Журналисты много про них писали и снимали. Да и сейчас продолжают. Девочки выросли, но их жизненный задор остался прежним. Правда, шикарные банты, которые они носили в школе, не сохранились.

– Маленькие мы были очень похожи, – продолжила Аня. – Нас путали с сестрой. Может, еще потому что мама нас в одинаковую одежду наряжала. И мне, и Тане это очень не нравилось. Нас различали только по росту: она выше меня была. И по родинке на шее: у меня ее нет.

– Я даже думала, что когда вырасту, татуировку себе сделаю: Таня.

* * *

До пятого класса девочки учились в специализированном интернате для детей, больных сколиозом (это еще один врожденный порок). А потом их здоровье наладилось, и Аню с Таней перевели в обычную школу.

Еще в интернате их классная «жаловалась» на слишком большую активность, подвижность и любо-знательность девочек. На уроках они первыми тянули руки, старались всем помогать, выкрикивали ответы с места. Но больше всего «досталось» семидесятилетней классной девочек в обычной общеобразовательной школе Ленинского района. Она удивлялась их свободному, разбалованному поведению. Аня сразу успела с кем-то подраться, правда, потом очень сдружилась с той девочкой.

– Записками кидались. Наша классная говорила, что это только благодаря нам дисциплина нарушилась в классе. До нас записками никто не кидался. Но надо же было нам познакомиться со всеми, да, Таня?

– Учительница просто ревела от нас, но терпела. А как-то Аня зеленку в классе пролила, мне пришлось ее вину на себя взять, а то она боялась очень учительницу нашу.

– Да, Тане за это больно досталось указкой по рукам. А все закричали, что это я, а не она пролила зеленку. Тогда меня в угол поставили.

– Я тоже часто в углу оказывалась. Помню, была перемена. Все носятся по классу, а я в углу стою. И вдруг пить сильно захотела. Я прошу пить у Ани, она меня не слышит. Пришлось пнуть по доске – она упала. Тогда все на меня внимание обратили.

Аня терпеть не могла физкультуру в школе. Таня часто сдавала за нее какие-нибудь нормативы. Правда, иногда их ловили с поличным – тогда пятерку, заработанную Таней для Ани, физрук делил пополам.

  (© 2021 МИССИЯ )

Девочки продолжали наперебой рассказывать про свои веселые приключения в школе. Думаю, сценаристы «Приключений Петрова и Васечкина» взяли бы многое для своего фильма. Еще они очень любили ездить в летние школьные лагеря, где, конечно же, с ними также происходили невероятные истории. Но фокусы с переодеваниями не проходили на ура. Аня и Таня были уже не столь похожи. Таня полюбила носить брюки, коротко стричься, и совсем не признавала косметику. А Аня любила выглядеть красиво и эффектно. Любит это и сейчас. И ни за что на свете не подстриглась бы под «пятерочку», как это сделала однажды Таня.

Аня любит петь. Караоке – ее любимое увлечение. Правда, сейчас она забросила свое пение.

Таня учится на оператора ЭВМ, но работать по профессии не собирается. Поваром, может быть, потом станет. А вообще ее мечта – быть художником. Но с учебой по этому направлению не сложилось.

– У меня друг есть, он рисует здорово, вот нас нарисовал, – засмеялась Таня и протянула мне его творчество: мятый листочек, на котором улыбаются девочки, выглядывая одна из-за другой.

– Скоро у меня экзамен. Боюсь.

– Не подготовилась?
– Да готова я, но это – химия, а ее очень страшно сдавать.

Аня забросила учебу совсем – работает. Есть у нее опыт и продавца-консультанта, и официантки. Но что делать дальше, пока не знает. Ищет себя.

– А о чем вы мечтаете?
– Мечтаете? – удивилась Аня. – Да как судьба покажет, так и будет.

– А я хочу встретить хорошего парня, отправить его в армию, дождаться. А дальше – хоть в Австралию с ним рванем, хоть в Африку. Все равно, главное, чтобы были счастливы. Ведь деньги вообще не главное, любовь и счастье – важнее, – уверенно сказала Таня.

И в тот момент это не казалось мне банальным.

– А я в Москву раньше хотела уехать. Она красивая. Мы летали в Москву на передачу к Андрею Малахову «Пусть говорят» и на программу о здоровье Елены Малышевой.

  (© 2021 МИССИЯ )

Мы говорим про их внутреннюю похожесть и различия. Таня утверждает, что какой-то сверхъестественной связи между ними нет. Если Аня уезжает надолго, то, конечно, она скучает, но чтобы чувствовать сестру на расстоянии – такого нет. Да, и вообще – они разные, на самом деле.

– А вы видели, про нас опять совсем недавно написали в газете?

Таня минут пять ищет газету, заглядывая на все полки стенки «Мечта», сохранившейся с семидесятых.

– Нет, уже все растащили.

– Да, ни одной не осталось, – говорит Аня, внимательно наблюдая за сестрой. – Нам понравилось, как написали. Вот только опять фотографию, где мы еще до операции, опубликовали. Зачем? Так мне это не нравится, – совсем по-детски расстроенно завершает она.

– Ну, тогда мы вам фотографии наши покажем.

Таня как-то еще больше оживляется и достает несколько альбомов с черно-белыми фотографиями.

Там были и те, на которых они запечатлены в роддоме и в больнице.

– Когда операцию делали, я чуть не умерла. Но потом снова задышала. Мама, конечно, от радости там прыгала по коридору, – как-то слишком весело рассказывает Аня.

– А через неделю я чуть не умерла, – также весело подхватывает Таня. – Была нехватка крови. Срочно нужен был донор. Позвонили отцу, но он отказался помочь. Но один врач дал мне свою кровь. Спасибо ему.

На протяжении жизни близнецов было много людей, которые помогали им. В том числе политики и бизнесмены. Позитив девочек, то, как они любят друг друга и, конечно, маму, которая, как и 18 лет назад, очень заботится о них, – завораживает. Мы говорим об их друзьях, парнях, которые иногда признаются им в любви, но Аня с Таней еще не уверены, что встретили мужчин своей жизни. Слушаем музыку, которая им нравится, – и я начинаю собираться.

– Подождите, мы вам сейчас птичку подарим. – Таня протягивает маленькую зеленую механическую птичку. – Только батарейку надо вставить.

– Да, а поет она очень громко.

Я удивляюсь такому подарку, да еще апельсину – гостинцу детям. Мы прощаемся, и девочки вспоминают про хирурга Льва Борисовича Новокрещенова, который сделал им операцию и сохранил их жизни.

– Мы раньше часто общались, а теперь почти не встречаемся. Очень хочется увидеться. Только у нас его номера телефона нет.

Я подумала, что мне найти его номер будет не очень сложно. И спустя несколько дней Аня и Таня приехали к нему в гости. Они неподдельно радовались друг другу. Девочки вручили Льву Борисовичу подарок на 23 февраля и рассказали про свое житье. Он убеждал Аню пойти учиться. Так, что возможно, Аня так и сделает. Ей и самой этого хочется.

  (© 2021 МИССИЯ )

А перед той встречей Лев Борисович Новокрещенов, хирург с 55-летним врачебным стажем, 23 года заведующий кафедрой детской хирургии, ортопедии и травматологии ЧГМА, изобретатель СССР, рассказал про то, как проходила операция по разделению девочек.

– За час и десять минут она прошла. Бригада была большая. Пожалуй, единственное замешательство возникло с введением интубационного наркоза, потому что для близнецов технология анестезии немного иная.

Он до сих пор трепетно хранит фотографии и фильм, сделанные до, во время операции и сразу после нее. Еще бы! Это была первая в мире операция по разделению сиамских близнецов без летального исхода! И до этого были случаи, что разделенные дети не умирали, но они становились инвалидами сразу после медицинского вмешательства. Например, в том же 90-м году в Москве операцию близнецам, сросшимся головами, делали нейрохирурги. Но они повредили клетки головного мозга, и те стали инвалидами. Успех Новокрещенова оказался для того времени прорывом в хирургии. Он разделил одну на двоих печень девочек по методике, которую разработал сам. Напряжение было настолько сильное, что, разумеется, страха не было, хотя ответственность была огромная. Тем более, что врачи, принимавшие участие в операции, знали, что предыдущие попытки в столичных клиниках заканчивались плохо. Но опыт оперирования на брюшной полости у Льва Борисовича был большой, и он надеялся, что все будет хорошо.

Он скромно говорит, что могли бы это сделать и другие хирурги. Но, думаю, то, что именно он прооперировал девочек – та самая судьба, о которой говорит Аня. И им повезло, что в то время именно он в Челябинске возглавлял кафедру детской хирургии.

С тех пор в жизни близнецов изменилось многое. А в жизни Льва Борисовича? После его научных публикаций о характере проведенной им операции и ряда других научных статей в специализированных изданиях, его избрали действительным членом Нью-Йоркской Академии Наук. И почетным членом Ассоциации детских хирургов России. Но это не так сильно повлияло на него. Он продолжал спасать жизни других детей и возглавлять кафедру. Даже сейчас, когда ему 81 год, он остается профессором-консультантом на своей родной кафедре.

– После операции мы встречались с близнецами раз в месяц, – рассказывает Лев Борисович, – потом раз в год. Дальше стало понятно, что все в порядке, девочкам дополнительное наблюдение не нужно. Хотя мне и сейчас интересно, как складывается их жизнь, о чем они думают, чего хотят в жизни.