+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Вы видели эти сильные, летящие, легкие высотки. Стремительные, умытые дома, до неба. Нарисованные острым карандашом сразу в 3D, как будто сделанные из стекла и воздуха, однажды они сломали скучные линии девятиэтажных городов. Обозначили смену эпох. Этот мир никогда больше не будет уныл и сер.

Если бы в 2001 году молодому предпринимателю Михаилу Дедовичу сказали, что это он примет участие в создании башен «Видгоф» в Челябинске, «Высоцкого» в Екатеринбурге, Дома на Мосфильмовской, Дворца конькобежного спорта «Адлер-Арена», технопарка «Иннополис», Ледового Дворца Almaty Arena, космодрома «Восточный», океанариума на острове Русский и еще десятка роскошных современных высоток, он бы, наверное, рассмеялся.

В 2001 году у него с коллегами не было даже чертежа станка. Старинный приятель, инженер Сергей Кириллов предложил бизнес-план: производство архитектурного стекла. Идея была красивой, но непонятной. Но когда тебе еще нет 30, и ты еще не управлял ничем крупнее фирмы по купле-продаже шин, когда лихость 90-х еще не вполне остыла в крови… Они решились.
– Да, – говорит генеральный директор Modern Glass Михаил Дедович. – Сейчас мы бы, конечно, все подсчитали, взвесили, подошли ответственно. Возможно, на этом этапе все бы и закончилось. А тогда молодые были, сумасшедшие, нас было не остановить.

Сергей Кириллов, талантливый инженер, был увлечен идеей вакуумного магнетрона. Звучит как магическое заклинание и означает следующее: стекло помещают в глубокий вакуум и методом магнетронного напыления наносят покрытие. Так наносили покрытие на металлы, но как работать со стеклом? Кириллов тему изучил профессионально, глубоко, нашел коллег, и они начали этот эксперимент без всяких сомнений, но и без всяких гарантий. Никогда в России не было ничего подобного. По сути ребята сконструировали этот вакуумный магнетрон – промышленный агрегат, чтобы наносить на стекла умный слой с точными тепло-техническими характеристиками, делать его цветным, отражающим, блестящим, сохраняющим тепло, устойчивым к агрессивной внешней среде. А потом эти стекла запаковывать в архитектурные стеклопакеты для фасадного остекления. Тогда это казалось полной авантюрой.

Прошло два года, и в 2003 году Modern Glass (тогда «Челябинский завод современного стекла») выпустил первое закаленное стекло с магнетронным напылением и стал первым на Урале заводом по производству закаленного стекла. Сергей Кириллов впоследствии создал свой бизнес, но продолжает сотрудничать с Modern Glass и следить за успехами компании.

14 лет назад никакого фасадного остекления многоэтажек в России и в помине не было. Города в начале нулевых помните? Унылые, бесцветные, слепленные в одну линию дома. Даже если и строили новые, они были такие же бетонные, примитивные, типовые. Три инженера-энтузиаста за полтора года создали в Челябинске высокотехнологичное производство, продукция которого не требовалась ровным счетом никому. Ни одной строительной фирме ни в Челябинске, ни в других мегаполисах.

– Мы изучили вопрос и поняли, – рассказывает Михаил Дедович, – что по части термической обработки стекла и изготовления архитектурных стеклопакетов мы будем третьим предприятием в России. А вот по технологии магнетронного напыления – первыми. Никто в России эту технологию в те годы не осваивал. Но и рынка, как такового, не было.

Компания Modern Glass, по сути, стала формировать рынок сама. Начали с производства стеклянных перегородок для торгово-развлекательных центров. Пока российские архитекторы ездили по миру, любовались грандиозными сооружениями и рисовали карандашом на бумаге фантастической красоты проекты – в компании Modern Glass нарабатывали опыт для уникальных и сложных технологических решений.

В конце ноября 2006 года Михаил Дедович приехал на бывший завод «Станкомаш». Цеха стояли заброшенными, крыша наполовину провалилась, под ногами каша из льда. Но Дедович понимал, что эта площадка – настоящая удача. От советской военной промышленности осталась грамотная инфраструктура. На покупку помещения и оборудования компания Modern Glass получила в Сбербанке беспрецедентно крупный по тем временам кредит – 600 миллионов рублей.

– Это было выше всех разумных цифр,– скажет Дедович десять лет спустя. – И для Сбербанка это был новый вид кредита – инвестиционное проектирование. Я очень благодарен сотрудникам Сбербанка, которые поверили в нас.

Благодаря тому, что угадали с площадкой, рискнули, уже к сентябрю 2007-го компания запустила в стенах «Станкомаша» производство современных стеклопакетов из закаленного, упрочненного стекла.

В эти годы стал формироваться новый строительный рынок, в том числе появился спрос на новые архитектурные решения из стекла. Компания Modern Glass, изначально заточенная под сложность и уникальность, стала третьим предприятием в России про производству изделий для архитектурного остекления – закаленного стекла с повышенной термической и механической прочностью, тех самых окон вместо стен – теплее стен и умнее стен. Но им и этого было мало, и в 2007 году Modern Glass первой в России установила оборудование для производства стекол джабма-формата – огромных, панорамных, размером 3,2 на 6 метров. Еще не вполне понятно было, кому его продавать. Они снова прогибали рынок под себя.

В 2009 году Modern Glass участвует в строительстве сразу несколько объектов для саммита ШОС-2009 в Екатеринбурге: 54-этажного небоскреба «Высоцкий» (в те годы самое высокое здание в России за пределами Москвы), отелей «Онегин» и «Анжело», бизнес-центра «Саммит». Это был прорыв. Правда, Михаил Владимирович все время делает ремарку:
– Это не мы построили. Такие выдающиеся проекты – это прежде всего заслуга архитекторов и инвесторов. Инвесторы вкладывают деньги, архитекторы придумывают решения, фасадно-инжиниринговая компания рассчитывает проект и потом уже привлекает нас как поставщиков качественных изделий из стекла. Например, когда строили «Высоцкий» – очень серьезный и дорогой проект, и никто из нас до того момента не участвовал в сооружении здания такой высоты и такой сложности – партнеры возили наши стеклопакеты в Новосибирск, помещали в специальную аэродинамическую трубу и проверяли, как он ведет себя под нагрузкой на такой высоте. Нужно было убедиться, что он не разрушится.
Наступило время, к которому компания Modern Glass за несколько лет отлично подготовилась. Появились инвесторы, которым захотелось сумасшедших архитектурных решений. Набрали силу архитекторы, которые способны придумывать невесомые силуэты монументальных строений. И потребовались производители, которые эти красивые, сложные, штучные решения способны воплощать.

– Вот так мы стали работать с ведущими российскими архитекторами и вошли в топ производителей, – скромно резюмирует Михаил Дедович. – Уникальность нашего предприятия в том, что мы можем большими партиями выпускать сложные изделия.

Это Modern Glass стеклит здание МОК в Сочи, Конькобежный центр «Адлер-Арена», железнодорожную станцию «Олимпийский парк». Это наши челябинские ребята выигрывают тендер на остекление сразу нескольких объектов к ХХVII Всемирной летней Универсиаде в Казани: «Дворец гребных видов спорта», аэропорт, «Дворец водных видов спорта». Последний, кстати, Михаил Дедович называет любимым объектом:
– Архитектор придумал классную идею! Он придумал, что на фасаде отражается море. Фасад сам абсолютно плоский, но на нем так нанесен рисунок, будто в нем отражается море. Ты сейчас оглянешься – и вот оно, плещется! Не сразу мы смогли сделать, было непросто, подбирали оттенки, пробовали разные сочетания. Но получилось. И этот объект попал на титульный лист Календаря всемирно известного производителя фасадных систем компании Schuco, чем мы очень гордимся.

Modern Glass выходит на рынки Владивостока, Южно-Сахалинска, Астрахани, Казахстана, Узбекистана, Азербайджана, Киргизии… В Алма-Ате возведен торговый центр «Достык-Плаза», в Астане – отель Mariott, и сейчас в Астане строится громадный «Абу-Даби-Плаза», 400-метровый небоскреб, в два раза выше, чем «Высоцкий».

В 2017 году Дедович начал строительство нового завода Modern Glass в Москве. Решение принято по трем причинам. Во-первых, в Москве и Санкт-Петербурге – 50 процентов российского рынка фасадного остекления. Во-вторых, на порядок сокращаются транспортные расходы. В-третьих, Михаил Дедович собирается производить на новой площадке 12-метровое стекло – первый в России, по традиции. И понятно, что под это великолепное стекло пока нет рынка. И понятно, что он его сформирует. Да, по традиции. И понятно, что с этим продуктом он выйдет на европейский рынок и снова всех удивит.
– Вы собой гордитесь? – спрашиваем напоследок генерального директора.
– Я горжусь нашей командой, – просто отвечает он.
– Устали? – пока беседуем, у Дедовича беспрестанно звонит мобильный.
– Ну если бы я устал, то не строил бы новый завод, – улыбается в ответ.

shares