Две половинки одной звезды

Две половинки одной звезды

Она всегда излучала яркий свет. Красоты, обаяния, житейской мудрости. Прозорливые родители имя дочке дали подходящее. Однако судьба хладнокровно делала своё дело. Лишений и разочарований довелось пережить много. Позади бедность, отчаяние, предательства, два не слишком удачных брака… Но то, что не убило, сделало сильнее. И вот уже Светлана Филимонова – коммерческий директор ассоциации финансово-инвестиционной компании «Константа» и генеральный директор кинокомпании «Константа-фильм». Подписывает многомиллионные счета, снимает киноленты, накоротке общается со звездами первой величины. Заслужены триумф и литавры. Многое изменилось с тех времен, когда обычные кроссовки были для нее недостижимой мечтой. Впрочем, чем больше перемен, тем меньше что-либо меняется.

Почему вы женились на красивой?

Почему вы женились на красивой?

Как-то с коллегой-филологом мы затеяли спор. Увлекла вдруг довольно неожиданная для лингвистики тема: почему порой видные мужчины женятся на «серых мышках»? Таких пар действительно немало: он – Аполлон, она – ничего особенного. …Есть удивительное слово – «белладонна». Так вот, в Италии это – красивая женщина. А в Англии – смертельный яд. «Поразительный пример глубинного сходства двух языков, – утверждал мой оппонент. – Красивые девушки, как самые аппетитные яблоки на верхушке дерева. За ними мало кто хочет лезть. Большинство выбирает те плоды, до которых легко дотянуться. «Мышка» – это удобно, экономно и без-
опасно. А потому красивая женщина пусть лучше будет чужой женой…» Но, может быть, секрет этих пар совсем в другом? Красивым кажется всё, на что смотришь с любовью?.. Как бы то ни было, шикарная жена и просто жена – вещи очень разные. В первом случае надо, что называется, соответствовать. Статус «муж красавицы» весьма заманчив. Между тем, бремя это или награда? Кто может себе это позволить? Кто этого достоин? Вопросы мы адресовали экспертам, выбор которых не был случаен. У этих мужчин красивые жены.

«Поцелуи падших ангелов»

«Поцелуи падших ангелов»

Он убежал. Я хотела его задеть, конечно, не для того, чтобы обидеть, а – чтобы услышать. Понять. Я спросила, как можно дерзнуть снимать кино после Феллини, Антониони, в конце концов, после Михалковкого «12»? Я сказала, что треть фильма не могла понять – кто из его «Ангелов» против кого «дружит». А он ответил, что Феллини надо посмотреть раз 7, чтобы только начать догадываться, что хотел сказать автор… А про Михалкова сказал одно слово – мастер. И добавил: «мы по-разному смотрим на жизнь».